Архів тегів: Выборы

«Путин спасает Россию»


«Путин спасает Россию»
Холст, масло, третий этаж штаба “Единой России”
В.Маразматкин

После спасения стерхов Путин взялся за Россию.
Сюжет картины:
Лєтняя африканская тундра… Вдали ласково бушуєд Лєдовитьій окєан. Мирно пасутся стада кєнийских пєсцов в лєтнєм пятнистом камуфляже. На дєрєвє щчєбєчут два тундровьіх попугайчика. І тут кокойты мужьіг тащєд на сєбє….девку, которая вдоволь потаскалась по болотам.

Вспминаются бєссмєртньіє строки Вєни Др.

Закурила дєвачка
И заснула пьяная
Загорєлось в комнатє
И стало нечево дьішать

А молодой пожарньій
Нє боится пламя
Он лєзєт дєвачку спасать.

Россия – несостоявшееся государство.

Производство товаров в России на душу населения в десятки раз ниже, чем в любой развитой стране. Мы серьезно не инвестируем в основной капитал уже более двадцати лет. Зато мы лидеры по доле торговли в ВВП. Если так пойдет дальше, то скоро мы окажемся в доиндустриальной фазе. Данная статья, очень актуальна и для Украины, которая деградирует точно таким же образом.

 

В середине XVIII века один из основоположников экономической теории рынка писал: «В общем в хозяйственной конкуренции всегда выигрывает та страна, в которой проживает и, соответственно, трудится больше людей». Эта мысль легла в основу формирования концепции добавленной стоимости, и заключается она в том, что только труд человека создает добавленную стоимость, а значит, чем больше людей работает, тем больше добавленной стоимости, то есть богатства, производит и тратит вся страна. На этом совершенно логичном утверждении построен фундамент современной хозяйственной системы. В ее основе лежит человек — работающий, производящий.

Наш современник скажет, что это абсурд. Ведь если бы это было верно, то догнать Китай и Индию было бы не под силу никому. Но этот кажущийся парадокс легко объяснить. Промышленная революция добавила к базовому концепту следующее: та страна богаче, где проживает и трудится большее количество людей, оснащенных равным или большим по количеству промышленным капиталом. В экономической природе не существует никаких других источников добавленной стоимости — только труд и капитал, прежде всего промышленный, индустриальный капитал. Когда в индустриальную эпоху говорили о росте производительности труда, ее автоматически связывали с капиталовооруженностью, а не с человеческим капиталом и краудсорсингом. Таким образом, промышленная революция лишь развила человека производящего, но не отменила его.

И только постиндустриальный мир попытался забыть о человеке производящем, а следовательно, и о труде и капитале как основе любого хозяйства. Однако надо понимать, что сформировавшаяся в последние тридцать лет постиндустриальная надстройка, где значимая доля населения работает в непроизводственном секторе, — очень тонкий, очень неустойчивый слой хозяйственной деятельности, не способный ни прокормить страну, ни обеспечить стабильность ее богатства, ни даже поддерживать цивилизованный уровень жизни на территории страны. Именно поэтому постиндустриальный мир возможен только в тех странах, которые, во-первых, накопили мощный промышленный капитал и, во-вторых, не забывают о его обновлении. Если кто не заметил, США — центр постиндустриального мира — после кризиса занялись активным обновлением капитала. Как говорится, «делай не так, как советует Америка, а так, как делает Америка».

Феномен чрезвычайной идейной послушности стран, потерпевших неудачу в мировой конкуренции, или, попросту говоря, проигравших войну, возник в современную эпоху и, как считается, наиболее ярко проявился в Германии. Россия — второй пример такого рода. Ни в одной стране мира идея постиндустриальной экономики не была реализована в такой мере, как в последние двадцать лет в России.

Сначала нам говорили, что нам нечего бояться разрушения производства, потому что мы все сможем купить на глобальном рынке. Потом уверяли, что не надо давать экономике денег, потому что будет инфляция. Потом нам начали поднимать налоги, чтобы платить пенсии, но не давали денег, чтобы реконструировать жилищный и коммунальный комплекс. Потом сказали, что нам надо скакнуть в инновационный мир, но не собирались инвестировать в науку. Потом сказали, что экономику будет вытягивать потребительский рынок, но не хотели строить дороги, по которым можно перевозить товары. Потом захотели построить в России мировой финансовый центр, но не захотели осуществлять в стране размещение акций крупнейших компаний.

Безумный хаос этих мыслей и стратегий и есть настоящий постиндустриальный мир. Мир, где реальность и ее потребности мешают воображению.

Как результат, через четверть века после начала перестройки мы почти ничего не производим, у нас осталось совсем мало основного капитала, многие наши города, поселки и деревни находятся на грани цивилизованного существования.

И вот она, идеологическая вершина постиндустриального мира: никому до этого нет дела.

Довольно сильные потери

В 1990-е мы не раз сравнивали потери России в показателях промышленного производства с самыми катастрофическими моментами истории. Тогда мы констатировали, что на дне своего падения Россия потеряла больше (более 55%), чем США во времена Великой депрессии (30%) и вполне сопоставимо с потерями во время Гражданской войны (70%). Однако тогда нам и в голову не могло прийти, как надолго страна забудет об инвестициях в капитал.

На пике своего могущества и вплоть до 1980-х Советский Союз вполне укладывался в логику традиционных экономистов — будучи первой по численности населения страной западного мира и имея прекрасную капиталовооруженность, он разделял первое-второе место с США. Однако инвестиционный процесс прекратился в конце 80-х, то есть примерно тридцать лет в стране происходит сворачивание капитала. Нетрудно прикинуть объем сокращения капиталовооруженности российской экономики: если средний срок жизни современного капитала (включая и дороги, и жилье, и инфраструктуру) составляет пятьдесят лет, то ежегодная амортизация (естественная убыль) капитала составляет 2%, то есть за тридцать лет мы потеряли около 80% основного капитала. Было, конечно, легкое воспроизводство — что-то инвестировали, ну, значит, осталось не 20%, а 25, 30%. Думается, что такие потери равносильны потерям во времена войны, не зря наши города и дороги зачастую выглядят как послевоенные.

Надо понимать, что, имея такой уровень капиталовооруженности, нельзя рассчитывать на принципиальный рост производительности труда, а значит, и на принципиальный рост добавленной стоимости. Если не поставить во главу угла экономической политики быстрое накопление основного (не денежного) капитала, то страна не только не будет богатеть, она будет стремительно деградировать. Причем, что важно, в процессе этой деградации будет происходить все более сильная дифференциация населения по доходу, так как скудеющие потоки добавленной стоимости будут все более жестко контролироваться власть имущими. Это видно сегодня и по растущей дифференциации в посткризисные годы, и по бонусной политике крупных компаний, и по сопротивлению части элит косвенно антикоррупционным законам. Такой борьбы не было бы на растущем тренде добавленной стоимости. А ее источник один — растущая капиталовооруженность страны.

Однако агрессивное насыщение страны основным капиталом невозможно без доступа к денежной ликвидности. И хотя блок в этом году преодолен — мы знаем по меньшей мере три крупных реализованных проекта, — политика в отношении доступа к ликвидности пока не изменилась. А между тем мы не просто скатываемся к уровню третьеразрядных стран, мы уже третьеразрядная страна. Причем страна, которая в отличие других своих текущих собратьев по разряду и не пытается выбраться из создавшегося положения.

Уровни индустриализации

На первый взгляд все не так плохо. По ВВП российская экономика сегодня шестая в мире. Мы уступаем лишь США, Китаю, Японии, Индии и Германии. Причем последнюю нам по силам опередить в обозримой — десятилетней — перспективе. Правда, чтобы рассчитывать на это к 2025 году, надо еще умудриться не пропустить вперед динамичную, амбициозную Бразилию, которая по своим собственным, правда, пока не авторизованным на международном уровне подсчетам, уже сегодня «рисует» себе пятое место в мировом рейтинге хозяйственных тяжеловесов.

В расчете по текущему обменному курсу российский ВВП в нынешнем году вплотную приблизится к 2 трлн долларов. В этой метрике Россия — девятая в мире, впереди нас Франция, Бразилия, Англия и Италия, а вот Индия — позади.

Но если по общему объему ВВП Россия занимает вполне достойное место в мире, то с ядром экономики — обрабатывающей промышленностью — картина куда драматичнее. За первую рыночную десятилетку страна не ограничилась сбросом ненужных или избыточных производств. Было остановлено, а зачастую и невосполнимо развалено огромное количество предприятий и целых отраслей, без которых национальная экономика развиваться не может.

Либеральная элита увлеклась сказками про постиндустриальную эпоху. А полная свобода импорта для сотен тысяч игроков плюс, как правило, дорогая нефть длительное время поддерживали иллюзию, что не стоит плакать по утраченным производствам. Экономический бум 2000-х в значительной степени фокусировался в непромышленных секторах экономики — строительстве, торговле, связи, риэлтерских и финансовых услугах, тогда как собственно промышленность росла скромными темпами. По итогам двадцатилетия жизни в рынке ВВП России в реальном выражении превышает позднесоветский максимум 1989 года (пусть и на скромные 10%), тогда как объем промышленного производства в сопоставимых ценах отстает на внушительные 20% (см. график 1).

Конечно, постиндустриальная эйфория охватила весь мир. Весьма скромное обновление основного капитала — характерный признак для всего Запада в 1990-е и 2000-е. Однако если обратиться к фактам, то мы обнаружим, что постиндустриальный характер экономики ведущих старых, да и некоторых новых промышленных держав вовсе не означает их деиндустриализации. Растущий как на дрожжах сектор услуг и отраслей, не связанных с разного рода физической обработкой предметов и изготовлением из них полезных вещей, базируется на мощном и диверсифицированном промышленном фундаменте.

Например, обрабатывающая промышленность США, занимая лишь около 15% в ВВП, создает добавленной стоимости на 1,71 трлн долларов в год — это почти пятая часть мировой обработки (см. таблицу 1). Россия же, будучи шестой по ВВП, занимает лишь 17-е место по абсолютному размеру добавленной стоимости в обрабатывающих отраслях. По этому показателю она находится на уровне Турции и Таиланда, вдвое меньше Тайваня, в три с лишним раза меньше Южной Кореи и в 24 раза меньше лидера, США.

Таблица 1:
Двадцать стран — лидеров по размеру добавленной стоимости в обрабатывающей промышленности

 

Страна На душу населения (тыс. долл.)* Общий объем в 2010 г. (млрд долл.)* Место в мире % ВВП, 2010 г.
2010 г. Место в мире 2000 г. Место в мире
Япония 8 2 8,1 1 1018,3 3 20,4
Швеция 6,6 5 5,4 7 61,6 20 20
Тайвань 6,2 7 3,6 15 142,1 9 29,9
США 5,5 8 5,4 6 1710,3 1 14,9
Южная Корея 4,8 10 2,9 23 233,8 5 29,1
Германия 4,7 11 4,8 8 381 4 18,6
Великобритания 3,2 20 3,9 14 196,8 6 11,4
Канада 3,1 21 4,2 11 105,2 13 11,9
Франция 2,9 22 3,2 20 187,2 7 12,2
Италия 2,8 23 3,6 17 172,5 8 14,9
Испания 1,9 33 2,4 26 87,7 14 12
Аргентина 1,7 34 1,3 34 71,1 18 16,4
Таиланд 1,1 43 0,7 51 71,8 16 36,6
Турция 1 45 0,8 49 76,7 15 20,2
Мексика 1 46 1,1 40 109,4 12 16
Китай 0,8 52 0,3 56 1097,4 2 34,2
Бразилия 0,6 53 0,6 53 121,3 11 13,5
Россия 0,5 55 0,3 55 71,4 17 17,1
Индонезия 0,3 58 0,2 57 70,3 19 26,4
Индия 0,1 59 0,1 59 140,7 10 15

*В постоянных долларах США 2000 г.

Источник:  Industrial Statistics Yearbook 2011, UNIDO; World Bank

Естественно, огромно и отставание России от ведущих (и не только ведущих) промышленных держав по выработке продукции обрабатывающей промышленности на душу населения. Наш показатель за 2010 год — 504 доллара (в постоянных ценах 2000 года). Разрыв с Америкой — 11 раз, с лидирующими по этому показателю Сингапуром и Японией — 16 раз. Обходят нас по душевой промышленной выработке не только Китай и Бразилия, но и, скажем, Греция, Таиланд или Уругвай, не славящиеся богатыми промышленными традициями.

За первое десятилетие XXI века российская обрабатывающая промышленность увеличила показатель выработки добавленной стоимости на душу населения в полтора раза. Однако это не позволило ни на ступеньку приподняться с обескураживающего 55-го места в мире по этому показателю. Китай увеличил душевой показатель выработки за аналогичный период в 2,7 раза — и переместился лишь на четыре ступеньки вверх, на 52-е место. Удвоившие выработку Польша и Словакия улучшили свои ранги на 14 и 8 позиций соответственно, войдя в четвертую и третью десятку.

А вот как выглядит первая десятка стран — лидеров по подушевому производству добавленной стоимости в обрабатывающей промышленности в 2010 году (см. график 2).

Возглавляет ее Сингапур, обошедший Японию, лидировавшую вплоть до последнего глобального кризиса. Третье место сумела сохранить за собой по итогам десятилетия такая старая промышленная держава, как Швейцария. Улучшили свои позиции в первой десятке Финляндия, Швеция, Австрия. Наконец, за прошедшее десятилетие в высшую лигу ворвались новички — Тайвань и Южная Корея, тогда как Германия и Люксембург, напротив, опустились ниже первой десятки. Вот Ирландия, которая пережила бум импортированной индустриализации (за счет локализации производств рядом ТНК), переместилась со 2-го места на 6-е.

Производим удручающе мало

Мы решили не ограничиваться констатацией общей недоразвитости отечественной промышленности и посмотреть, как мы выглядим на фоне ведущих промышленных и стремительно индустриализующихся держав по широкому спектру обрабатывающих производств. Картина вышла неутешительная (см. таблицу 2).

Таблица 2:
Отставание (>1), опережение (<1) России по выработке добавленной стоимости на душу населения в сравнении с некоторыми странами (раз, 2005 г.)
Подотрасль обрабатывающей промышленности США Германия Япония Финляндия Ю. Корея Бразилия
Драгоценные и цветные металлы 1 0,9 1,1 1,2 1,4 0,2
Чугун и сталь 1,7 2,1 4,5 4 4,7 0,8
Нефтепродукты 2 н. д. 0,3 1 1,3 0,7
Дубление, выделка и обработка кожи 2,5 2 3,9 1,7 6,4 2
Электромоторы, генераторы, трансформаторы 2,6 5,2 4,4 14,6 4,6 0,6
Цемент, известь, гипс 2,9 1,7 1,9 2,9 3,8 н. д.
Резиновые изделия 3,7 4,3 5,8 3,8 4,7 0,9
Пиломатериалы 4,3 2,6 2,8 12,1 1 0,7
Напитки (алкогольные и безалкогольные) 4,5 2,5 4,5 2,3 2,6 1,2
Одежда, кроме меховой 5,9 4,4 4,3 5 16,4 2
Базовая химия 6,4 4,7 4,4 4,2 3,9 0,8
Молочные продукты 7 3,3 3,8 6,2 4 1
Переработка мяса, рыбы, фруктов, овощей, жиров 7,1 3,5 3,9 н. д. 2 1,7
Прядение, ткачество и отделка текстиля 7,7 4,6 8,1 1,6 17 2,5
Стекло и изделия из него 9,4 11 14,7 19,3 15,4 1,4
Полиграфическая промышленность н. д. 11,9 н. д. 19,4 8 1,9
Общее машиностроение 10,4 17,8 12,5 13,5 8,8 0,9
Специальное машиностроение 12,5 22,9 24,5 25 18,7 1,6
Автомобилестроение 12,8 24,7 18,5 1,2 17,2 1,9
Бытовые электроприборы 13,6 20,8 37,4 5,9 26,9 2,6
Оптические приборы и фотоаппараты 15,4 20,4 18 н. д. 14,3 0,7
Краски, лаки, типографские краски и мастики 15,8 15,9 18,1 11,4 9,9 н. д.
Бумага и изделия из нее 18,5 10,2 13,2 52,5 7,8 2,7
Изделия из пластмасс 23,5 22,5 28,9 16,5 21,9 2,5
Мебель 26,1 16,4 8,3 16,5 9,5 1,7
Медицинская, измерительная и тестирующая аппаратура 29,2 17,9 11,3 14,3 4,5 0,5
Мыло, чистящие и косметические средства 31,4 10,1 22,3 3,1 14,4 н. д.
Фармацевтические препараты и субстанции 66 31,5 48,7 17,6 19 н. д.
Офисные, бухгалтерские и вычислительные машины 75,6 33,7 70,4 1,6 39 3,6

Источник:расчеты «Эксперта» по данным Industrial Statistics Yearbook 2009, UNIDO

 

Как оказалось, лишь драгоценных и цветных металлов мы производим в расчете на душу населения примерно столько же, сколько и ведущие индустриальные державы. По абсолютному большинству других позиций мы видим отставание, причем иногда не в разы, а даже в несколько десятков раз. Возьмем производство электромоторов, генераторов, трансформаторов. Отставание от США — в 2,6 раза, от Германии — в 5,2, от Финляндии — в 14,6. Может быть, хотя бы в легкой промышленности разрыв будет не столь внушительный? Ведь нам рассказывали, что всю ее вывели в Китай. Забудьте, это сказки для лохов, готовых сдать с потрохами свою индустрию. Итак, по одежде бесстрастная статистика фиксирует следующие разрывы: с Америкой — 5,9 раза, с Германией — 4,4, с Южной Кореей — 16,4 и даже с Бразилией разрыв двукратный.

Краски, лаки, бумага, полиграфия… Зачем нам с этим возиться? Купим-закажем в той же Финляндии, где душевая выработка бумажных изделий превышает российскую в 52 раза.

А сколько историй успеха опубликовал за последние годы журнал «Эксперт» про российских мебельщиков? Похоже, только на фоне, мягко говоря, скромной обстановки более чем скромных жилищ большинства россиян и после полного развала отрасли в 1990-е можно говорить об успехах. В международном же контексте мы производим мебели на душу населения позорно мало — в 8 раз меньше, чем Япония, в 10 раз меньше, чем Южная Корея, в 16 раз меньше, чем Финляндия, в 26 раз меньше, чем США.

Мы собираемся развивать медицину и заботимся о здоровье нации? При этом мы производим медицинской аппаратуры на душу населения в 29 раз меньше, чем США, в 17 раз меньше, чем Германия, а лекарств, соответственно, в 66 и в 31 раз меньше.

Мы пожалеем вас и не будем приводить цифры отставания российской индустрии по таким хайтек-подотраслям, как производство вычислительных машин; если нервы в порядке, можете сами поводить пальчиком по последней строчке таблицы 2.

Итак, мы приходим к печальному выводу: российская промышленность отчаянно недоразвита. Мы толком ничего не производим и гарантированно скатываемся в разряд третьесортных стран. Речь идет не только о гипертрофированной для претендующего на суверенность государства зависимости от импорта, а значит, и сырьевой конъюнктуры. О рисках рукотворных эмбарго в части чувствительных позиций машиностроения, которое от внешних поставок зависит на четверть (см. таблицу 3), да и других отраслей, тоже нельзя забывать. Как нельзя забывать и о том, что, делая основную ставку на импорт капитала и строительство совместных предприятий в индустриальных отраслях, мы рискуем тем, что, когда наши мощности окажутся недостаточно эффективными или просто мощности в других странах окажутся более нужными, чем наши, они будут без всяких сомнений ликвидированы (как это уже произошло с некоторыми западными банками). И с чем мы останемся после этой локализации — с обученными рабочими, которым негде работать, и с отсутствием собственного стратегически мыслящего капитала? Вышеупомянутая Ирландия тому пример. При этом надо понимать, что чем больше мы делаем ставку на иностранный капитал, тем больше добавленной стоимости мы им отдадим и тем беднее будет становиться наша страна.

Таблица 3:
Наиболее импортзависимые рынки России

 

Отрасль Доля импорта в потреблении продукции отрасли с учетом полных затрат (%)
Легкая промышленность 82
Машины, оборудование 27
Химия, нефтехимия 21
Пищевая промышленность 20
Производство стройматериалов 18
Производство сельхозпродуктов 12

Источник:

расчеты С. Журавлева по последнему доступному межотраслевому балансу РФ за 2003 г.

Страна, не обладающая широким набором самых разных обрабатывающих производств, просто гарантирует себе попадание в ловушку бедности. Как писал еще Пушкин, прослушавший в лицее весьма толковый курс политэкономии, «…как государство богатеет, / И чем живет, и почему / Не нужно золота ему, / Когда простой продукт имеет».

Задача реиндустриализации архисложна. Но чтобы к ней подступиться, должно быть наконец снято табу с дискуссии о промышленной политике в обществе и профессиональной среде. До сих пор доминирующий дискурс российских экономических дискуссий обходил промышленную политику стороной, как прокаженную. Безусловно показательно отсутствие специальной главы, посвященной видению и задачам развития национальной промышленности, в обновленной Стратегии-2020. На четырехстах с лишним страницах доклада нет ни одного упоминания о государственной промышленной политике.

И последний аккорд. Некогда лидер индустриального мира, Россия за последние четверть века стала торговой державой. Единственный показатель, по которому мы опережаем другие страны, — доля внутренней торговли в ВВП (см. график 3).

Но не надо иллюзий: торговля не требует долгосрочного капитала, но дает маленькую маржу, причем при отсутствии внутреннего производства она не может жить долго — дефицит внутреннего производства постепенно сжимает внутренний рынок. Плюс отсутствие дорог и огромная территория — сохранение нашего лидерства по торговле можно считать подписанием себе смертного приговора.

У нас есть опыт быстрого накопления индустриальной мощи — после войны. Мы должны его вспомнить. Тогда те же американцы удивлялись скорости, с которой восстановилась разрушенная почти до основания страна. Хорошо бы поставить в центр экономической политики задачу быстрого накопления национального основного капитала и под нее подстроить в том числе и денежную политику.

Неадекватная денежная политика

Задача новой индустриализации России совершенно нетривиальна еще и потому, что она потребует решительного преобразования укоренившейся в стране модели устройства денежного хозяйства, политики Центрального банка и бюджетной политики.

Нынешняя конфигурация денежной политики не соответствует задачам, стоящим перед экономикой. Предложение денег сжимается, дефицит ликвидности в банковском секторе становится хроническим. За девять месяцев текущего года денежная масса (агрегат М2) выросла всего на 0,7% (см. график 4).

Динамика денежного предложения напоминает кризисный 2009 год, однако тогда сокращались производство и инвестиции, действительно съеживался спрос на деньги. Сейчас же наблюдается ситуация искусственного денежного голода, спровоцированная неоправданно жесткой бюджетной политикой.

Проанализируем специфику денежного предложения в стране подробнее. Как известно, оно формируется активными операциями Центрального банка трех основных типов. Во-первых, это операции с резервными активами. Во-вторых, это операции с сектором госуправления. И наконец, операции по предоставлению ликвидности коммерческим банкам, то есть рефинансирование банковской системы.

Посмотрим, как складывалось денежное предложение в нынешнем году (см. таблицу 4).

Таблица 4:
За два неполных посткризисных года бюджет вытащил из экономики 3,8 трлн рублей

 

Основные факторы формирования денежного предложения в 2009–2012 гг. (трлн. руб.)
Показатели 2009 2010 2011 2012*
Прирост широкой денежной базы, 0,9 1,7 0,5 –0,6
в том числе за счет:
операций ЦБ РФ с резервными активами 1 1,1 0,3 0,6
кредитования коммерческих банков –2,0 –1,3 0,9 1,4
накопления средств на счетах бюджета в ЦБ РФ 2,5 1,5 –1,2 –2,6
прочих факторов –0,6 0,4 0,5 0

*За январь–октябрь 2012 г.

Источник: расчеты Центра структурных исследований ИЭП им. Е. Т. Гайдара по данным Банка России

 

За 10 месяцев текущего года вклад операций ЦБ с иностранной валютой в денежное предложение был положительным — прирост резервов составил 21,2 млрд долларов, в том числе 7,7 млрд — чистые покупки валюты на внутреннем рынке, что эквивалентно выпуску в обращение 0,6 трлн рублей.

Сектор госуправления выступал по отношению к ЦБ РФ не как заемщик, а как кредитор. Так, за 10 месяцев профицит федерального бюджета составил 717 млрд рублей, но средства, отложенные на банковские счета правительства, выросли гораздо больше из-за дополнительно привлеченных займов на внутреннем и внешнем рынках. По оценкам ЦСИ ИЭП им. Е. Т. Гайдара, увеличение остатков только по счетам федеральных органов власти в Банке России составило с начала года более 2 трлн рублей. С учетом средств субъектов РФ объем средств госорганов в Банке России увеличился за 10 месяцев на 2,6 трлн. А за неполные два последних года эта величина возрастает до 3,8 трлн рублей. Эта астрономическая сумма (вся денежная масса России — 24,5 трлн рублей) была выведена из текущего экономического оборота.

Наша бюджетная система не участвует в формировании денежного предложения. В Америке картина полностью противоположная. Основной канал эмиссии ФРС — покупки облигаций собственного правительства, облигаций федеральных агентств, а также разнообразных облигаций, обеспеченных активами, включая ипотечные. США не боятся монетизировать госдолг, а мы боимся.

Для компенсации оттока денег на счета органов государственного управления Банку России приходится наращивать рефинансирование банковской системы. За 10 месяцев требования Банка России к кредитным организациям увеличились на 1,4 трлн рублей. Тем не менее суммарное изменение резервных денег по итогам 10 месяцев года все равно вышло отрицательным (!) — широкая денежная база сократилась на 0,6 трлн рублей (6,9%). Странно, что в ситуации рукотворного дефицита ликвидности экономика вообще умудряется расти, пусть нынешними, крайне скромными темпами. Даже с учетом традиционного всплеска бюджетных расходов в конце года трудно предположить, что все 2,6 трлн рублей уйдут за пару месяцев на счета бюджетополучателей. Скорее, правительство в очередной раз пополнит Резервный фонд.

Химически чистый пример абсурдности нынешней модели бюджетной политики дает прошлый год. По итогам 2011 года профицит федерального бюджета составил 431 млрд рублей. Одновременно Минфин занял на внутреннем и внешнем рынках (за вычетом погашений) 987 млрд рублей. Куда же пошли эти внушительные средства? 1 трлн 93 млрд рублей составил прирост прочих счетов Минфина в ЦБ, который в начале 2012 года перекочевал в Резервный фонд. И 402 млрд рублей — прирост депозитов Минфина в коммерческих банках (см. график 5).

Итак, мы одной рукой убираем деньги из экономики (расходуем не все доходы и еще занимаем), а другой — точечно и платно вбрасываем их, борясь с дефицитом ликвидности. А все «излишки» направляем в кубышку. Чтобы завершить этот фантасмагорический этюд, добавим, что средства Резервного фонда размещаются на счета в первоклассные западные банки и вкладываются в облигации казначейства США со средней доходностью 2,66% годовых в долларах США, тогда как рыночные займы, привлекаемые Минфином для формирования Резервного фонда, обходятся ему в 7–8% годовых в рублях и в 3,25–5,63% — в долларах. Любой CEO нормальной рыночной компании выгнал бы взашей финансового директора, допускающего системно убыточные арбитражные операции. А вот российский Минфин гордится своей работой и заручается поддержкой руководства страны для ее продолжения. В этом году ситуация повторяется, разве что займов пока сделали меньше, чем в прошлом, зато профицит заметно больше, так что по итогам года еще один триллиончик рублей в Резервный фонд сможем отгрузить. А экономика ничего, потерпит, перебьется.

Нехватка денег в экономике в значительной степени объясняет их дороговизну. Есть и отягчающие обстоятельства. В процентной политике Банк России ориентируется преимущественно на темпы инфляции. Задачи поддержания экономического роста и занятости являются побочными. Большинство центробанков стран G7 удерживают сегодня свои базовые ставки на уровне ниже инфляции, Банк России, наоборот, существенно выше (см. график 6).

Высокая стоимость привлечения ресурсов банками у ЦБ и на рынке, а также завышенная маржа определяют крайне высокий уровень процентных ставок по кредитам конечным заемщикам. По состоянию на октябрь 2012 года диапазон ставок по корпоративным кредитам лучшим заемщикам из числа крупнейших составляет 9–14% годовых. Для компаний малого и среднего бизнеса характерный диапазон ставок — 18–22%. В ряде регионов страны некоторые банки предлагают ресурсы компаниям сектора МСБ по цене выше 30% годовых (см. график 7).

Для сравнения: средняя ставка по кредитам МСБ в еврозоне (до 1 млн евро, срок до одного года) в сентябре составляла 3,66% при уровне инфляции 2,6% (см. график 8).

Выход на рынок облигационных заимствований не является рабочей альтернативой дорогим банковским кредитам. Требования к эмитенту и процедура листинга фактически закрывают этот инструмент для малых и многих средних компаний. Стоимость привлечения внешнего финансирования через выпуск бондов также существенно выше инфляции, а уровень реальной (с поправкой на инфляцию) процентной ставки по таким займам гораздо выше, чем в США (см. таблицу 5).

Таблица 5:
Реальная стоимость обслуживания займов для нефинансовых компаний в России существенно выше, чем в США (% годовых)
Уровень риска эмитента Россия США
Базовая ставка Центрального банка 8,25 0–0,25
Государственные облигации* 5,95–7,49 0,13–2,72
1-й эшелон** 7,17–8,79 0,88–3,45
2-й эшелон*** 8,82–10,47 1,77–4,04
3-й эшелон 10,50–16,08 н. д.
Справочно: уровень инфляции 6,6 2

*Для России — ОФЗ ПД, для США — treasury bonds.
**В США — для заемщиков с рейтингом AAA и AA.
***В США — для заемщиков с рейтингом А.

Источник:

По совокупности всех обстоятельств уровень монетизации экономики России сегодня в два раза ниже, чем в еврозоне, втрое ниже, чем в Англии и почти впятеро — чем в Японии (см. график 9).

 

Как расширить денежное предложение? Как насытить хозяйство длинными деньгами?

Длина денег в экономике сильно зависит от того, под инструменты какой длины они выпускаются — сначала центральным банком, а потом мультиплицируются коммерческими банками. Наш финансовый рынок испытывает колоссальный дефицит долговых ценных бумаг с длинным циклом жизни, то есть облигаций, обеспеченных проектами или активами, — муниципальных, инфраструктурных, ипотечных. Если в США на рынке обращается обеспеченных активами облигаций на сумму, эквивалентную по номиналу 66% ВВП, то у нас — лишь на мизерные 0,2% ВВП. Столь же фантастический разрыв по емкости рынков субфедеральных облигаций — соответственно 24 и 0,6% ВВП (см. график 10).

 

В Германии, стране с банкоцентричной финансовой системой, рынок ценных бумаг исторически менее развит, чем в США. Но даже здесь сектор банковских облигаций, обеспеченных ипотекой (hypotheken-pfandbriefe) составляет 149 млрд евро, или 5,7% ВВП.

Расширяя рынки таких облигаций, мы сможем создать фундамент для преодоления дефицита длинных денег в экономике. Ведущими покупателями и маркетмейкерами новых сегментов облигационного рынка должны стать госбанки и институты развития.

Источник: Эксперт

Шокирующие признания специалиста по статистике РФ

Бывший директор НИИ статистики Госкомстата России, доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Василий Михайлович Симчера (1940 г.р.) ушел с должности со словами: «Надоело врать!». Его данные, сведенные в одну таблицу, производят шокирующее впечатление. Это не только экономическое, но и нравственное зеркало нынешней власти в РФ.Вот лишь некоторые фрагменты таблицы В.М. Симчеры «Двойственные оценки основных показателей развития российской экономики в 2001–2010 гг.» с короткими комментариями.

Национальное богатство России. Официально: $4,0 трлн. Фактически (по данным НИИ статистики Госкомстата России): $40 трлн. Занижение в 10 раз нужно властям для того, чтобы за бесценок распродавать олигархам и иностранцам остатки бывшей общенародной собственности, а заодно вдалбливать населению, что мы живем не хуже, чем работаем.

Размер интеллектуального капитала. Официально: $1,5 трлн. Фактически: $25 трлн. Занижение интеллектуального капитала России почти в 17 раз помогает властям обосновать курс на копирование худших образцов зарубежного образования, а также ввоз за бешеные деньги иностранных ученых при нищенской поддержке своих.

Доля инвестиций в % ВВП. Официально: 18,5%. Фактически: 12,2%. Завышение в полтора раза инвестиций в экономику создает картину ложного благополучия. На самом деле в стране преобладает экономика по принципу «купил–продал–украл».

Темпы прироста ВВП. Официально: 6%. Фактически: 4%. «Надувая» в пол­тора раза темпы роста ВВП, власть пытается убедить общество, что его объявленное удвоение за 2003–2010 гг. могло бы состояться, если бы не мировой кризис. На самом же деле за 2003–2008 гг. экономика выросла лишь на чет­верть, а в кризисном 2009-м мы оказались рекордсменами падения среди стран «большой двадцатки»! Что касается ВВП, то его, похоже, собираются не удвоить, а даже упятерить, но не в смысле валового внутреннего продукта, а Владимира Владимировича Путина: два президентских срока, один премьерский и вновь два президентских, по продолжительности равных прежним трем.

Инфляция в среднем за год. Официально: 6–8%. Фактически: 18,27%. Давно известно: рост цен на товары первой необходимости в России происходит гораздо быстрее, чем в среднем по всем товарам и услугам. Поэтому инфляция для бедных (социальная инфляция) гораздо выше, чем для богатых. И чем беднее семья, тем быстрее растут цены на товары, которые она покупает. Как разъясняет экс-директор НИИ статистики, по 18% в год растут цены именно на те товары и услуги, которые покупают наименее обеспеченные граждане страны. Поэтому не удивительно, что даже правительство практически ежегодно признает рост разрыва между бедными и богатыми. Данные НИИ статистики означают, в частности, что хваленое властями т.н. повышение пенсий в 2009–2010 гг. в лучшем случае компенсировало рост цен на товары первой необходимости за два года.

Разрыв в доходах 10% самых богатых и 10% самых бедных. Официально: 16 раз. Фактически: 28–36 раз. Это выше показателей не только Западной Европы и Японии, не только США, но и многих стран Латинской Америки. Предельно допустимый для национальной безопасности уровень, по данным директора Института социально-политических исследований РАН Г.Осипова, составляет 10 раз. В Росси он превышен втрое.

Разрыв в уровне валового внутреннего продукта по регионам. Официально: 14 раз. Фактически: 42 раза. В социальном плане Россия давно перестала быть единой страной. Если Москва живет на уровне Чехии, то Республика Тыва – на уровне Монголии. Федеральная власть сбрасывает в регионы все больше и больше социальных обязательств и одновременно вытягивает из них все больше денег для того, чтобы вкладывать в иностранные ценные бумаги. За счет нищеты российской провинции фактически финансируются, в частности, войны в Афганистане, Ираке, а отчасти и в Ливии. Статья 114 Конституции России требует, чтобы правительство проводило единую социальную политику на территории всей страны. Исполняет ли правительство свои обязанности, когда разрывы в региональном развитии превышают в десятки раз, решайте сами.

Доля населения, принадлежащего к социально деклассированным группам, в % к общей численности населения. Официально: 1,5%. Фактически: 45%. По данным НИИ статистики, в стране 12 млн алкоголиков, более 4,5 млн наркоманов, свыше 1 млн беспризорных детей. Не удивительно, что официальные данные занижены в 30 раз: почти половина деклассированных в богатейшей стране – свидетельство полного провала экономической и социальной политики власти.

Удельный вес убыточных предприятий. Официально: 8%. Фактически: 40%. По натуральным показателям современная экономика России безнадежно отстала от советской, а налоги на реальный сектор, в отличие от налогов на личные доходы миллиардеров, огромны.

Уровень общего налогообложения полученных доходов, в %. Официально: 45%. Фактически: 90%. Удивительно, как мы еще работаем и почему олигархам все еще не хватает? Впрочем, отчасти это объясняет следующий показатель.

Уровень уклонения от уплаты налогов, в % от доходов. Официально: 30%. Фактически: 80%. Власть делает вид, что собирает налоги, а граждане – что их платят!

Степень износа основных фондов, в %. Официально: 48,8%. Фактически: 75,4%. Если Бог хочет наказать человека, отнимает разум. Похоже, с российской властью это уже произошло. Какое может быть вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО), когда износ основных фондов составляет 3/4? Для экспорта сырья ВТО не требуется, а больше экспортировать пока нечего. Остатки отечественного производства будут добиты. Полным господином в стране станет транснациональный капитал. Впрочем, почему станет?

Доля иностранного капитала в экономике России, в %:

– в целом. Официально: 20%. Фактически: 75%,

в т.ч.:

– в имуществе. Официально: 25%. Фактически: 60%;

– в прибылях. Официально: 21%. Фактически: 70%;

– в акциях. Официально: 18%. Фактически: 90%. Это и есть, господа, ваша суверенная демократия? Если данные НИИ статистики верны, в экономическом смысле мы превращаемся в колонию под громкие крики, что встаем с колен!

– в грантах. Официально: 14%. Фактически: 90%. Забавно, что власть очень боится иностранных грантов, но при этом спокойно берет иностранные займы и поощряет продажу иностранцам наших предприятий!

Реальные затраты на модернизацию, в млрд рублей. Официально: 750. Фактически: 30. Не потому ли, что реальные затраты на модернизацию в 25 раз ниже объявленных, наше технологическое отставание усиливается, а весь ее «пар» выходит в «свисток»?

Эффективность модернизации, в % к затратам. Официально: 25%. Фактически: 2,5%. Еще бы: для того, чтобы оправдать «дутые» затраты, нужно показать «дутые» результаты. Если помножить одно на другое, эффект оказывается приукрашенным примерно в 250 раз! Впрочем, и раньше было понятно, что весь шум о модернизации – это красивые витрины вместо великих строек.

Разница между ценами производителей и розничными ценами, в разах:

– официально: 1,5. Фактически: 3,2,

в т.ч.:

– в сельском хозяйстве. Официально: 1,3. Фактически: 4,0. Посредники «жиреют», работники и покупатели нищают, а власть, точно Верка-Сердючка, повторяет: хорошо, все будет хорошо!..

– в государственных закупках. Официально: 1,1. Фактически: 1,6. А вот здесь уже явно «жиреют» чиновники.

Не случайно даже президент Д.Медведев говорит, что в результате применения закона № 94 (о госзакупках) из бюджета было разворовано около 1 трлн рублей.

Разница между назначаемыми и оплачиваемыми тарифами естественных монополий, в разах:

– официально: 1,1. Фактически: 1,7,

в т.ч.:

– в коммунальных платежах. Официально: 1,2. Фактически: 2,4. Перевожу: если бы «коммуналка» оплачивалась по реальным ценам, она обходилась бы нам вдвое дешевле!

Уровень безработицы, в % к занятости. Официально: 2–3%. Фактически: 10–12%. Во всем мире не все безработные регистрируются на бирже труда. И поэтому существует разница между официальной статисткой и статистикой Международной организации труда. Однако чтобы эта разница составляла 4–5 раз, нужно как следует сфальсифицировать статистику!

Численность совершенных преступлений (2009 г.), в млн чел. Официально: 3,0. Фактически: 4,8. Видимо, речь идет о почти 2 млн преступлений, которые регистрируются, но в официальную статистику странным образом не попадают. Однако много важнее преступления, которые либо вообще не регистрируются, либо те, по которым люди не обращаются в правоохранительные органы. По оценкам группы ученых НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ под руководством профессора С.Иншакова, число таких преступлений почти в 10 раз больше, чем фиксирует официальная статистика – примерно 26 млн в год.

Уровень протестных настроений в обществе. Доля лиц, в общей численности взрослого населения, готовых выступить против нынешней власти: официальные данные 3-7 %,  фактические данные 30-42 %. Удельный вес несогласных с нынешней властью: официальные данные 37 %, фактические данные 74 %.

Таблица данных взята из статьи В.М. Симчеры “В России в малом видно много, а в большом – мало”.

Эту статью В.М. Симчера заканчивает такими словами:

«Из всего того великолепия материальных и природных сокровищ, которыми еще 20 лет тому назад владели наши народы, сегодня, как видим, остались одни крохи, которых при нынешних порядках едва ли хватит на какой-то жалкий десяток предстоящих лет. Техногенные катастрофы, которые имеют роковое свойство ускоряться особенно там, где тонко, в России могут урезать еще и этот малый срок. Особенно, как это наглядно продемонстрировали и летние, и зимние катастрофы 2010 года, срок технической жизни ключевых жизнеобеспечивающих систем, в частности и прежде всего системообразующих – пожаротушения, энергетики, транспорта, самолетостроения, охраны окружающей среды…

Доколе можно играть с огнем и испытывать и терпеть столь униженное и беспризорное положение народов России?..

В особенно обездоленном положении при этом в России находится русский народ (и русские предприниматели тоже), располагаемые ресурсы и уровень доходов и жизни которых по сравнению с уровнем доходов и жизни других народов России, в том числе дотируемых малых народов, на 1/3 и более низкий…

… Слова [у власти] – одни, дела – другие. От таких дел народ надо не только оберегать, но и спасать. И прежде всего от коррупционных олигархов и плутократов, которые захватили в России власть.

Народной власти в России нет и при нынешней компрадорской избирательной системе быть не может. От имени и по поручению власти в России правит общество плутократов и олигархов, некая акционерная властная вертикаль, которая подменяя народ электоратом, а выборы административными технологиями, узурпировала общественный строй, приватизировала народную собственность, все национальное богатство России. Такая власть, если бы и хотела встать на сторону народа, – не смогла бы. Власть, которая по-настоящему попыталась бы в России выступить (а не имитировала выступление) в защиту народных интересов, олигархами тут же была бы сметена. Люди, уже давно и справедливо порицающие такую двурушническую власть, но и сегодня пуще всего, защищающие наш общественный строй, нашу страну, нашу Родину, такой властью объявляются преступниками. На самом деле преступна такая власть, а борьба с нею за сохранение нашего народного строя, возрождение реального сектора экономики, бесплатного образования и здравоохранения, дружбы народов, уверенности в завтрашнем дне – священна.

Власть, которая почти половину своих граждан содержит на голодном пайке, и даже часть нищенских пособий и пенсий превратила в источник наживы олигархов – такая власть преступна и не заслуживает народной поддержки… Власть в России воюет с народом, манипулируя его мнением, испытывая на прочность, цинично обманывая несбыточными обещаниями. Представляя все настолько превратно, насколько только можно представить, наемные технологи России такую скрытую войну, провокацию представляют как войну народа с властью, хотя наш обескровленный народ, надеясь и терпеливо ожидая перемен к лучшему – лучшему, которого, если трезво понимать, что к чему, никогда не будет воевать, даже тогда, когда у него другого выбора не будет. Народ безмолвствует… Православный по духу народ в России всегда был законопослушным, а потому войну с властью считал (считает и теперь) невозможной…

Представляя компрадоров, воюя с народом, обманывая его, власть порождает вражду между бедными и богатыми, семьей и обществом, родителями и детьми, менеджерами и собственниками, средними и малыми предприятиями, монопольными и антимонопольными интересами, поощряет разврат и эгоизм, в среде которого все ненавидят и воюют против всех…

До полного и окончательного истощения даровых сил природы и остаточного износа воспроизводимых национальных ресурсов и основных фондов, до тотальных техногенных катастроф и переполненной чаши народного терпения у нас, если коренным образом не менять нынешние порядки, остались отнюдь не сотни и не десятки, а всего лишь на пальцах считанные годы…

Опыт показывает, что прежние фронты национальных спасений (и не только в России, но и во многих других странах) лишь потому не достигали своих созидательных конечных целей и провалились, что формировались и существовали на половинчатых началах как временные общественные образования. Мы учреждаем наш фронт как постоянно действующий орган, нацеленный на осуществление контроля и надзора за деятельностью любой, в том числе народной власти, на непрерывной основе. Решим эти задачи – народ воспрянет, страна выберется из непрерывных конфликтов и полунищеты, власть обретет силу…

Власть предержащие полагают (и даже уверены), что мы – народ, привыкшие за 20 лет, как свидетельствуют приведенные в табл. 1 изобличающие цифры и факты, еще и не_ к такому, привыкнем и к этой норме. И тогда не только в большом, но и в малом будем видеть мало.

Привыкнем ли? Не ошибиться бы власть предержащим! Мы ведь народ любопытный, который, несмотря ни на какие лишения, всегда, даже во времена любых войн и голода, хотел видеть и знать многое. Если невозможно в большом, то хотя бы в малом. Как теперь. Иначе, и на этот раз уже точно, в России сработает принцип социальной термодинамики: “Народ в России власть не выбирает, народ в России власть сметает”».

В.М. Симчера
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

Постоянный адрес данной страницы: http://www.rusidea.org/?a=130134


Россия – государство диктатуры люмпен-пролетариата

Для России сегодня актуально не демократическое, а национально-освободительное движение
Читати далі »

Жители Донбасса поглумились над российским президентом


Телеканал “Украина”, принадлежащий Ринату Ахметову, посмеялся над попыткой российского президента Владимира Путина стать вожаком для выведенных в неволе стерхов.

Как сообщает Цензор.НЕТ, журналисты телеканала задались вопросом о том, кто из представителей российской фауны следующим попадет во внимание Путина. Ответы на этот вопрос авторы сюжета поискали в соцсетях.

 


Как было дело? Каждый год в заповеднике на Ямале молодых журавлей стерхов учат летать при помощи дельтапланов. Дельтапланерист надевает белый халат, клюв и издаёт крики журавлей. Те думают, что это их родитель, и летят за ним как за вожаком. Путин об этом узнал, сказал, что в России только один вожак, и поехал на Ямал к стерхам. Его посадили в дельтаплан, дали белый халат… Клюв не осмелились. Я бы много отдал, чтобы посмотреть на президента с клювом.

Журавли взмыли за Путиным, потому что приняли его за мать. Правда, взмыло всего два журавля. Наверное, потому что он был без клюва. Но всё равно… наш президент напрямую всем показал, что он птица высокого полёта!

Представляю, как отбирали журавлей для полёта!
ФСО проверяло каждого журавля: кто отец, кто дед, есть ли у него родственники за границей… Были ли приводы в милицию? Работали ли на предприятиях, связанных с государственной тайной? На всякий случай, если журавли откажутся лететь, под журавлей загримировали пару ФСБшников.

Славный почин!
Подчинённые — они ж подражают начальству. Скоро Медведев уток поведёт на водопой с кряканьем. Шойгу — бобров плотины строить. За Грызловым грызуны пойдут. За Прохоровым жирафы — они его за своего примут. За Жириком гадюки поползут — по той же причине.

Поговорки появятся. «Путин низко кружит — к дождю!» «Ранний Путин носок прочищает, а поздний глаза продирает», «Лучше Навальный в руке, чем Путин в небе»,

Звонок по телефону:

– Аллё, это Кремль? Позовите Владимира Владимировича!
– Его нет — он улетел в тёплые края.

А как по-новому заиграют старые песни!

«Летит, летит по небу клин усталый,
Летит в тумане на исходе дня…» –

эти строчки должен петь Путин, а дальше Медведев:

«И в том строю есть промежуток малый,
Быть может, это место для меня!»

Михаил Задорнов

Язык жестов Путина.

Даже самые отчаянные лгунишки и обманщицы не могут совладать с мимикой и жестами…

Глаза – зеркало души, возможно, именно поэтому глаза называют первыми проводниками эмоции. Мы подсознательно стареемся заглянуть в глаза собеседнику, ища правильного и правдивого ответа. Одним из признаков того, что ваш собеседник обманывает, будут «бегающие» глаза. Он или она убирают глаза, делают вид, что внимательно рассматривают какой-то предмет? Внимание! Вас пытаются обмануть. Еще одним косвенным признаком можно назвать поведение, при котором собеседник, отвечая на вопрос, будет пытаться либо нарочито отвести газа в сторону, либо широко открывая их, смотреть прямо в глаза. Такой жест сопровождается наклоном вперед тела: собеседник как бы давит на вас своим мнением.

 

Один из самых ярких жестов лжи – непроизвольное прикрытие рукой рта при разговоре. Этот жест культивируется в нас с детства. Вспомните свой жест, что вы сделали, когда нечаянно сказали человеку правду, выдавая чей-то секрет или то, что говорить, не хотели: резко подняли руку и прикрыли ей рот. Так и человек, который врет: его рука подсознательно тянется прервать поток неправдивой информации.

Модификация этот жеста лжи – прикосновение или почесывание кончика носа. По сути, это предыдущий жест, только сделанный человеком, который пытается держать себя в руках: такое мимолетное касание. Этот жест более свойственен женщинам: создается впечатление, что она вытирает размазанную помаду над верхней губой. Будьте бдительны: она хитрит!

Следующий жест, потенциально указывающий на ложь – почесывание или трение глаза (века). Этот жест говорит о подсознательном желании скрыться от обмана или от взгляда человека, которому говоришь неправду. При этом мужчины делают этот жест более энергично, и если обман действительно серьезный, то это сопровождается опусканием глаз в пол и не желанием смотреть собеседнику в глаза. Женщины этот жест делают более деликатно: как бы поправляя нижние реснички или бровь.

Почесывание или поглаживание околоушной области, ушей, шеи так же свидетельствует о том, что человек лжет. Десмонд Моррис, один из известнейших исследователей невербальных способов общения, заметил, что человек, который говорит неправду, испытывает физиологический дискомфорт в области шеи и ушей: зудящее ощущение, покраснение кожи. Для того, что бы снять чувство дискомфорта, врун должен слегка почесать или потрогать указанные области.

Мы рассмотрели основные жесты лжи, обмана, указывающие на то, что ваш собеседник говорит неправду, однако, нельзя слепо следовать всему изложенному. Человек – это сложный организм, который не терпит однозначного подхода. Прежде всего слушайте своего собеседника, смотрите на обстоятельства, в которых вы находитесь. Может быть, мужчина хочет вам понравится, приукрашивает факты или просто придумывает что-то интересное. Такое часто бывает, так зачем терзать свои нервы сознанием преднамеренной лжи? Возможно жест, когда визави прикрывает свой рот рукой, говорит вовсе не о том, что он говорит неправду, а о том, что он просто … забыл почистить зубы.

http://news.ru.msn.com/%d0%bb%d1%8e%d0%b1%d0%b8%d0%bc%d1%8b%d0%b9-%d0%b6%d0%b5%d1%81%d1%82-%d0%bf%d1%83%d1%82%d0%b8%d0%bd%d0%b0#image=1

Мертворожденность “единой России”

Идея «единой неделимой России» (ЕНР) – центральная составляющая патриотической идеологии, казалось бы, непререкаемая ценность для всякого русского по сей день. Много от чего способно отказаться типовое русское сознание: от той или другой формы авторитаризма и мессианства, от богоносности и безбожия. Русский может быть сталинистом или демократом, западником или почвенником, но всегда безусловной ценностью для него останется «великая единая неделимая Россия», империя, проще говоря. Вне ЕНР русские любых политических и религиозных оттенков просто не мыслят своего исторического бытия.

Деникинский бронепоезд “Единая Россия”, 1919 г.

А ведь идея «единой неделимой», эта священная коровушка-буренушка, не раз сыграла роковую роль в русской судьбе. Вспомним 1919 год – решающий год гражданской войны. Начнем с северо-запада. Командующий Северо-западной армией генерал Юденич дважды пытается взять Петроград. Сначала весной, а затем осенью, одновременно с наступлением Деникина на юге. Оба раза неудачно. Хотя шансы взять Питер и тем самым резко изменить ход всей гражданской войны у Юденича были немалые. Даже с небольшими силами – примерно в 17 тысяч штыков – он в конце октября 19-го года стоял на Пулковских высотах, с которых уже был виден купол Исаакиевского собора. Тем не менее, наступление Юденича окончилось катастрофой. Причина – идея ЕНР.

Дело в том, что плацдармом наступления Юденича была «буржуазно-националистическая» Эстония. Отметим, что в начале 1919 года русские белые успешно дрались с большевизмом в этой стране в союзе с эстонцами. То есть основы для антибольшевистской русско-эстонской коалиции имелись. Эстонцы не прочь были помочь Юденичу в наступлении на Питер, но при одном условии: безоговорочное признание независимости Эстонии.

На этих же условиях в июне 1919 года активно предлагал помощь Юденичу и Маннергейм – в то время регент Финляндии. Он готов был двинуть на красный Питер 100-тысячную армию, если адмирал Колчак, с осени 1918-го признававшийся белыми и союзниками Верховным правителем России, подтвердит независимость финского государства. Колчак, как известно, отказался это сделать – к вящим патриотическим восторгам, неутихающим и поныне. Представитель Колчака в Париже С. Д. Сазонов официально заявил, что «прибалтийские губернии не могут быть признаны самостоятельным государством. Так же и судьба Финляндии не может быть решена без участия России…». Маннергейм, тем не менее, не терял надежды, все еще веря в здравый смысл своих недавних коллег по царской армии. Он уже был согласен выступить на Питер и в том случае, если один лишь Юденич признает независимость Финляндии. Однако время тянулось, к августу в Финляндии изменилась ситуация и Маннергейм утратил свои политические позиции.

Но и теперь у Юденича оставались огромные шансы взять северную столицу. Надо было лишь признать очевидное – независимость Эстонии. В союзе с эстонской армией, уже доказавшей свою боеспособность, белые вне всяких сомнений сломали бы хребет большевизму на северо-западе, что неминуемо повлекло бы общее крушение Совдепии. Однако Юденич медлил. В конце концов, под нажимом англичан 11 августа 1919 года белое северо-западное правительство признало полную независимость Эстонии. Однако это не могло решить проблему. Эстонцы нуждались в твердых гарантиях со стороны общероссийского правительства Колчака, а их не было. К тому же эстонцы знали о настроениях и самого Юденича, который любил повторять: «Возьмем Питер, а потом повернем на Ревель».

Белогвардейский плакат 1919 года.

Политической тупостью белых генералов и их чиновников немедленно воспользовались большевики. Уже 31 августа Совет народных комиссаров обратился к Эстонии с предложением мирных переговоров на базе признания независимости Эстонии (такие же предложения красная Москва тогда же сделала Литве, Латвии и Финляндии). Что оставалось делать эстонцам в этой ситуации? Начались переговоры, правда прерванные Эстонией сразу после начала наступления Юденича на Питер 28 сентября.

Из-за своей малочисленности (порядка 17 тысяч штыков) Северо-западная армия, несмотря на героизм, воодушевление и высокий темп натиска, Питер не взяла. Не хватило от силы дивизии, а может даже полка. В этом принято винить эстонцев. А не лучше ли поискать виновников катастрофы среди самих белых?

Перенесемся в Латвию. В разгар осеннего наступления Юденича на Питер, 8 октября, 50-тысячная Западная добровольческая армия под командованием Бермондт-Авалова – монархиста и рьяного приверженца идеи ЕНР, повела наступление на Ригу, вступив в войну с «враждебной русскому делу властью Улманиса» с целью «восстановления государственного порядка и дисциплины» в «освобожденных от большевиков частях Западной России». Бермондт-Авалов, как это видно по его воззваниям, был категорически не согласен признавать «самостоятельность мелких республик Эстонии, Латвии и других…», наглядно подтвердив наихудшие опасения молодых балтийских государств в отношении белого движения. Ригу он так и не взял, зато в решающий для Юденича момент вызвал в странах Балтии всплеск антибелогвардейских и вообще антирусских настроений, разумеется, отразившихся на положении Северо-западной армии. А корабли Антанты, вместо того, чтобы поддерживать огнем судьбоносное наступление на Питер, помогали Улманису оборонять латвийскую столицу от упертого «едино-неделимца».

А эстонцы… Вместо обещанной помощи Юденичу, они были вынуждены помогать латышам – против авантюриста Бермондт-Авалова, которого видный деятель белого движения князь А.П. Ливен назвал «одним из главных виновников неудач под Петроградом».

И, тем не менее, эстонцы участвовали в походе на Питер; но во второй половине октября произошел конфликт их командующего Лайдонера с Юденичем. Как полагают, эстонцам стало известно о переписке Колчака и Юденича, в которой белые вожди отрицали право выхода Эстонии из России. Однако когда войска Юденича покатились от Питера, именно 1-я эстонская дивизия спасла «северо-западников» от неминуемого «мешка», ударив в тыл красным.

«Нет никакого сомнения, что самой небольшой помощи Финляндии или – немного более – помощи Эстляндии было бы достаточно, чтобы решить судьбу Петрограда», – признавал Ленин (характерная деталь: Ильич ненароком выдает свое имперское мышление, по привычке называя Эстонское государство Эстляндией). Кто же виноват в том, что указанной помощи белым не последовало? Да прежде всего сами же белые.

Так сработала идея ЕНР под Питером. А что же в это время происходило на юге? 3 июля 1919 года командующий Вооруженными Силами Юга России генерал Деникин начал свой знаменитый поход на Москву. 18 августа казачий корпус Мамонтова с налета взял Тамбов. 31 августа был взят Киев. 6 октября белые взяли Воронеж, 13 октября – Орел, на очереди была Тула и сама Москва. Впервые белые вступили в среднюю полосу России. Кремлевские комиссары уже паковали чемоданы. Однако вскоре положение Деникина изменилось к худшему. Причина та же, что и под Питером – недостаточность сил, растянутость их по фронту, слабые тылы. Вскоре, сосредоточив превосходящие силы, красные нанесли контрудар в направлении Орла и Курска. Фронт с ожесточенными боями покатился к Новороссийску…

Главную причину этого белые патриоты видят в позиции маршала Пилсудского, тогдашнего лидера Польши, который, несмотря на давление Антанты, отказался от активных действий против большевиков, что и позволило им собрать силы для решающего удара по Деникину. Пилсудского как поляка, естественно, не устраивала базовая идея белого движения: «единая неделимая Россия». На это возражают, что Колчак в 1919-м подтвердил-таки независимость Польши, и Деникин, соответственно, тоже. Однако, есть два ключевых момента. Признавая независимость Польши, Колчак и Деникин отказывались решить вопрос о восточной границе Польского государства – дескать, после войны разберемся. Это не устраивало Пилсудского, который опасался, что на восточных рубежах Польша будет урезана до «этнической» границы. Но главное другое. Пилсудский был убежден, что непременным условием нормального существования независимой Польши является независимость Украины.

Еще в 1903 году Пилсудскому грезилась федерация Польши, Литвы и Руси (Украины) – в этом легко узнать контуры так и нереализованной Гадячской унии (1658). Кроме того, в годы гражданской войны маршал выступал «за союз всех бывших европейских колоний России – от Финляндии до Грузии» (в этом ракурсе интересны контакты Саакашвили, Ющенко, а также лидеров Польши и Балтии). Пилсудский заявлял вполне определенно: «Деникин стал бы нашим союзником, если бы он не противился политическим тенденциям отрыва от России инородных элементов», а главное «признал бы украинское движение» в лице Петлюры. Кстати, Петлюра в 1919 году пытался договориться с Деникиным о совместной борьбе с большевиками, но, разумеется, получил отказ. Если с независимостью Польши белые еще как-то могли смириться, то независимость Украины была вне их понимания, что хорошо показал Михаил Булгаков в пьесе «Дни Турбиных», герои которой готовы, скорее, примириться с большевиками, чем с Петлюрой. В конце концов, Петлюра заключил союз с Пилсудским и в следующем году вместе с ним взял Киев, к сожалению, ненадолго. Польше пошел на пользу союз с Украиной: в решающие дни августа 1920 года 6-я украинская стрелковая дивизия под командованием генерал-хорунжего Безручко стеной встала на пути Буденного и не пропустила его к Варшаве, на соединение с Тухачевским.

Осенью 1919 года Пилсудский видел, что в случае победы белых независимой Украины, а возможно и независимой Балтии не будет. Более того, и положение самой Польши в этом случае становилось шатким, дело вполне могло кончиться какой-нибудь кабальной «федерацией» с Россией. И в решающие дни деникинского наступления польские войска, несмотря на давление Запада, остались на месте. Наши патриоты по сей день клеймят Пилсудского за этот разумный национальный эгоизм. Но никто из них не осуждает белое движение за приверженность отжившим имперским мифам, в жертву которым принесено реальное благополучие и свобода русских. В самом деле, что белые собирались делать в случае взятия Москвы и свержения большевиков? Усмирять Украину и Балтию? Душить казачий «сепаратизм» Дона и Кубани? Искоренять сибирское областничество? Снова присоединять Кавказ? Короче, превратить войну гражданскую в войну империалистическую? Судя по таким персонажам как Бермондт-Авалов, вполне вероятно…

Кстати, в отличие от Польши, Украины и стран Балтии, новообразованные государства Кавказа были согласны на федерацию с Россией, однако белых вождей это не устроило. Идея ЕНР неуклонно делала свое роковое дело, прокладывая большевикам дорогу к победе. В тех же Вооруженных Силах Юга России идея ЕНР работала как некий разрушительный вирус, подрывая боевой дух донского и особенно кубанского казачества с его проукраинской ориентацией. После Февраля 1917 года казаки считали себя свободными от обязательств перед империей и не хотели биться за ее восстановление. Они, по их словам, хотели защищать свою землю, «но не когти царского орла». Если донцы еще соглашались рассматривать будущую Россию как новые Соединенные Штаты, образованные из самостоятельных территорий, в том числе из суверенных казачьих демократий, то Кубань склонялась к полной независимости. Деникин не хотел с этим считаться, стремясь «навязать казакам свои российские привязанности…». Наиболее сложно складывались его отношения с кубанцами, дело дошло даже до репрессий. Член Кубанского правительства Д. Скобцов вспоминал: «Странными и тяжелыми были взаимоотношения кубанцев и добровольцев. Бок о бок дрались, умирали, радовались успехам, а дойдет дело до разговоров о смысле борьбы и ее целях – вырастает стена между двумя сторонами, нет взаимного понимания, отношения неприязни и сарказма». Как признавал барон Врангель, белые были недалеки от того, «чтобы начать драться с казаками, которые составляли половину нашей армии и кровью своей на полях сражений спаяли связь с регулярными частями». О какой боеспособности сил Юга России можно говорить после этого?

Логическим завершением сложных взаимоотношений казаков с белым движением стал Верховный Круг Дона, Кубани и Терека, состоявшийся в январе 1920 года в Екатеринодаре. На нем была принята декларация об объединении трех казачьих демократий в одно независимое федеративное государство: Юго-Восточный союз. Нынешние казаки, наверное, уже и не помнят об этом своем последнем легитимном государственном образовании. С влиянием Деникина было покончено, но с севера накатывалась новая имперская сила – красные…

Итак, причины поражения белых: нерешенный крестьянский вопрос плюс идея ЕНР, сделавшая национальные движения врагами белогвардейцев. Белые не желали видеть, что Российская империя – это перевернутая страница истории. Вместо того, чтобы стать неимперской русской демократической силой, они упорно продолжали связывать интересы русских с существованием архаичной «великой державы». Модели постимперского будущего белыми даже не рассматривались (лишь в 1920 году известный кадет Струве, входивший тогда в крымское правительство Врангеля, заикнулся о федеративном проекте, но было уже поздно). Забавно: наша буржуазия нередко именовала адмирала Колчака «русским Вашингтоном». Однако Вашингтон-то, как известно, боролся за федерацию свободных государств, а не за единую неделимую Америку…

Белым надо было понять две вещи: 1) империя свое отжила; 2) есть только один безусловный враг, в борьбе с которым не может быть компромиссов – большевизм.

Белому движению надлежало стать продолжением вектора западной модернизации, т.е. продолжением серебряного века и февраля, а вместо этого вся борьба белых с красными свелась к противостоянию двух имперских сил. В результате значительный потенциал европеизма, накопленный в России к 1917 году, выгорел в гражданской войне, а существование империи, реанимированной большевиками в самых варварских формах деспотизма, тянется по сей день.

Повторяю, Россия как цивилизационный проект изжила себя давно, еще в 1917 году. Она должна была отправиться в архив истории вслед за Австро-Венгрией, кайзеровской Германией и Османской державой, поскольку задачи буржуазной модернизации вступили в непримиримое противоречие с архаичной имперской матрицей. Большевизм продлил на несколько десятилетий существование России-империи, щедро заплатив за это русским генофондом. В конце 80-х годов прошлого века снова ударил гонг истории: в СССР началась демократическая революция, новый Февраль. Как следствие, пошла естественная дезинтеграция империи. И что же? Этот процесс уперся в основную, базовую часть империи – в Российскую Федерацию. Почему-то наши демократы имеют обыкновение превращаться в великодержавных дуболомов. Если в 1990 году Ельцин еще выступал с идеей создания в составе РФ семи русских республик и предлагал всем регионам и субъектам федерации брать сколь угодно суверенитета, то уже осенью 1991-го он чуть было не послал войска в Чечню, взявшую курс на независимость от России. Это, кстати, в точности повторяет ситуацию 1917 года: вскоре после Февраля на Дону собрался Войсковой Круг и провозгласил суверенитет области по образцу «допетровских времен». В ответ Керенский объявил это «изменой революционной родине» и готов был бросить на казаков два военных округа. То есть собирался продолжить в отношении казачества политику царей, но не решился. Зато большевики вскоре продолжили и даже превзошли…

Вернемся в наши дни. Так вот, потом была первая и вторая чеченские войны, стоившая потоков русской крови, отмена выборов глав субъектов федерации, укрепление «вертикали власти» и т.д. И чем дальше шло новое «собирание земель», тем меньше было демократии и развития. О чем это говорит? Демократизация России обязательно влечет за собой дезинтеграцию России, поскольку противоречит ее централистской, имперской сути. Но Ельцин и его команда побоялись или не захотели быть демократами до конца – скорее всего из опасений потерять власть, подобно Горбачеву. В результате еще одна попытка западнической модернизации провалилась, а к власти пришла партия-монстр со знаковым названием «Единая Россия». Кстати, именно так назывался ударный деникинский бронепоезд, наступавший на Москву осенью 1919-го. Об этом курьезе уже довольно много писали, но ведь действительно очень символично, что партия чекистской власти взяла себе старое белогвардейское название. Красные и белые имперские смыслы встретились, и гражданскую войну можно считать законченной, равно как и саму российскую историю. И когда слышу от президента Медведева о какой-то там модернизации, мне, как говорят в Одессе, просто смешно. Ибо Россия-империя немодернизуема. Это допотопная централистская страна жандармов и чиновников, и другой она быть не может. Все попытки сделать ее демократической и современной, неизбежно упрутся в роковую идею ЕНР. И выход один: переступить через эту идею, разумеется, мирно и цивилизованно.

http://shiropaev.livejournal.com/80323.html

Украинский цивилизационный конфликт: европейская страна против азиатского государства.

В последние несколько лет, на фоне пестроты политической жизни Украины, только ленивый ещё не высказался на тему “раскола Украины”. Остальные спекулянты извращались как могли, но кажется уже выдохлись. Поэтому в наступившей тишине пришло время высказаться и ленивым….

Читати далі »

Где настоящий Путин?

Ухо каждого человека так же индивидуально как и его отпечатки пальцев.

На снимках очевидно, что  у этих Путиных разные уши. И соответсвенно существует минимум три Путина.

Кто из них настоящий?

Или  же Путина подменили так же как и Петра Первого:  http://imperia.nuina.net/?p=1517

Россия – официально нерусская страна

В прошлом году состоялась встреча председателя правительства Владимира Путина с представителями ведущих религиозных конфессий России – Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, муфтиями Гайнутдином и Таджуддином, раввином Берл Лазаром, а также руководителями федеральных национально-культурных автономий.

Что такое религия – всем понятно. А вот что такое федеральная национально-культурная автономия? Это – специальная общественная организация, цель которой – культурное развитие людей соответствующей национальности на всей территории России. Во встрече с Путиным приняли участие руководители армянской, азербайджанской, еврейской, цыганской, белорусской, корейской и многих других подобных организаций. Обсуждался вопрос мультикультурализма.  ( Хотя уже даже продвинутым либерастам стало ясно, что Мультикультурализм — это тупиковая стратегиямультикультурализм потерпел крах )

Не надо пугаться мудреного слова. Ни к чему существенному собеседники Путина не пришли. Представители религий много рассуждали о нравственности, однако не указали, как конкретно сделать общество нравственным. Представители национально-культурных автономий говорили о наболевших проблемах своих национальных общин. Все шло своим чередом, пока президент федеральной национально-культурной автономии азербайджанцев Садыков не заявил: «К сожалению, Владимир Владимирович, здесь сегодня нет русской национальной организации. Я думаю, что было бы хорошо их тоже пригласить сюда. Это дало бы толчок для межнационального согласия».

И действительно. Оказалось, что, несмотря на слова Путина о 180 национальностях, проживающих в России, в зал забыли пригласить русских. Рассуждения о мультикультурализме шли, а русских людей в зале не было. Это не случайно. Дело в том, что российские законы запрещают русским создавать собственную федеральную национально-культурную автономию. Дескать, это позволено только меньшинствам.

Получается любопытный парадокс. Россия – официально нерусская страна. Рассказы о 180 народах – государственная идеология РФ. При этом русским нельзя не только жить в собственном национальном государстве, но даже и образовать национально-культурную автономию. Хотя, казалось бы, если Россия – не для русских, такая автономия обязательно должна быть.

Другие народы очень богаты. В самом деле, у армян есть Армения – национальное государство армянского народа, родной дом. Армения – для армян, как же может быть иначе? У Азербайджанцев есть Азербайджан. У немцев – Германия. Она охотно дает гражданство российским поволжским немцам, несмотря на то, что последние переехали в Россию при Екатерине II, 250 лет назад, когда единого германского государства не существовало, а были лишь разрозненные княжества. У корейцев есть Корея. Да не одна, а целых две – КНДР и Южная Корея. И та, и другая с радостью примут своих сыновей в случае какого-нибудь катаклизма. У евреев есть Израиль. И уж, конечно, Израиль – для евреев. Еврейское государство горой встанет за своих, если где-нибудь в мире кто-то попытается обидеть еврейского человека. За 50 лет существования Израиля прецедентов – масса.

При этом у каждого из вышеперечисленных народов есть не только свое национальное государство, но и федеральная национально-культурная автономия в России. Россия – страна 180 народов.

Вот только у бедных русских нет ничего. Ведь Россия – нерусское государство, лозунг «Россия для русских» считается экстремистским. Даже жалкая национально-культурная автономия русским и то не разрешена.

Конечно, привередливый читатель может сказать, что в России есть народы, у которых нет национальных государств за ее пределами: татары и башкиры, чеченцы и якуты, тувинцы и калмыки. Многие. Однако у этих народов есть собственные государства в составе России. Есть Татарстан, Башкортостан, Чечня, Тува, Якутия. Эти территории строятся как национальные государства соответствующих народов, на которых они – хозяева. При руководстве Татарии и Башкирии действуют международные национальные организации татар и башкир. А руководитель Чечни Рамзан Кадыров возглавляет Всемирный конгресс чеченского народа, являясь, таким образом, не только республиканским, но и национальным лидером.

А что же у русских? Опять, увы и ах, ничего. Нет ни национального государства в мировой масштабе, ни территориальной автономии в рамках России, ни даже национально-культурной автономии. Ничего.

Впрочем, будем справедливы. Кое-что есть. Китайская официальная газета «Жэньмин Жибао» сообщает: «Народное правительство уезда Сюнькэ провинции Хэйлунцзян, граничащей с Россией, на днях утвердило переименование Пограничной деревни Бяньцзян одноименного поселка в Пограничную деревню русских по национальности. И так родилась первая в Китае подобная деревня. В ней проживают 256 крестьянских дворов, в т. ч. 114 русских по национальности, 327 человек, которые составляют 43% общего количества дворов и 33% общей численности жителей данной деревни. Большинство из них – потомки второго поколения русских по национальности».

Вам смешно? Мне тоже. Но эта дурацкая «деревня русских по национальности» – единственное государственно-территориальное образование русских во всем мире. Больше, кроме деревеньки, созданной китайскими властями «для красоты» и чтобы поиздеваться над северным соседом, у русских нет ничего.

Неудивительно поэтому, что на встрече с премьером Путиным никто и слова не сказал о русских интересах. О развитии русской культуры, образования, науки. Русские не представлены на таких собраниях. А раз не представлены – и интересы нашего народа также игнорируются. Действительно, «180 народов» высказались, русских не было – ну что ж, многонациональная Россия как-нибудь обойдется без них.

В последние месяцы много говорится об утрате русскими чувства Родины. Дескать, не мать русским Россия, но злая мачеха. Что, собственно говоря, и неудивительно. Ведь с точки зрения правителей России никаких русских нет. И главный вопрос «многонациональной России» формулируется просто: что будет, если русские наконец поймут, что их держат в искусственной тюрьме, клетке, где национальное достоинство ежеминутно попирается, а коренные интересы народа игнорируются?

Не приведет ли это к концу РФ, точно так же, как привело к концу Советский Союз? Но для российских столоначальников проще уничтожить страну, чем дать русским малейшие права. Даже представители диаспор (мы привели выше слова президента азербайджанской автономии) ощущают неудобство от демонстративного неприглашения русских. Лишь российским чиновникам все нравится и все по вкусу. Канистру за канистрой льют они бензин в тлеющий костер национальных противоречий.

А что нужно русским? Да сущая малость. Статус России как национального государства русских, каким она была все века. Возможность в случае беспорядков на чужбине получить гражданство России (для тех русских, кто его не имеет). Понимание, что за каждым русским в мире стоит русское государство, которое защитит его в случае необходимости.

А права других народов? Их можно гарантировать, как это делают, например, китайцы. Никто не сомневается, что Китай – китайское государство, но права национальных меньшинств в нем защищены. Так что в русском государстве никто не обидит армянина, азербайджанца или еврея. Главное – чтобы они соблюдали законы. Но это требование в цивилизованной стране относится ко всем.

Святенков Павел