Архів категорії: Новості культуры Рєгіонов Фєдєрациі

Миллионы россиян лишат гражданства, но российское оставят.

Президент России подписал Федеральный  Закон  «О внесении изменений в статьи 6 и 30 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации»   и отдельные законодательные акты Российской Федерации». В народе известный как закон о штрафах за сокрытие двойного гражданства. Читати далі »

На финско-китайской границе без проишествий


Пока россияне ждут краха США, это карта из китайского учебника географии.

Георгиевская ленточка – знак солдат РОА Власова


Наши потомки ветеранов ВОВ, начиная с 2005 года лепят куда ни попадя георгиевские ленточки, сами не ведая об их значении.

Сама по себе акция была вполне безобидной, и большевистская быдлота восприняла её достаточно благосклонно. Но длилось это ровно до тех пор, пока Совки не решили, что носить эту тряпочку невероятно модно. В результате, сей предмет начал широко использоваться вместо шнурков у эмокидов и как гламурный аксессуар у всякого рода отребья. Их заплетают в волосы, привязывают чуть ли не к ширинкам штанов, закрепляют на конечностях, в общем везде, где только можно. Особенно феерично ленточки смотрелись примотанными к радиоантеннам и ручкам Мерседесов))) Неотъемлемой частью “праздника” является и традиция устраивать бурление праведных масс, возникающее ежегодно в канун 9 мая и постепенно затухающее, чтобы возобновиться снова через год. И ленточки на антеннах и ручках автомобилей зомби-патриотов вы будете наблюдать до следующей весны.

На самом деле, к святому Жоре георгиевская лента не имеет НИКАКОГО отношения, ибо во время ВОВ орденом св. Георгия в СССР никого не награждали. Более того, награды с гергиевской лентой в то время носили ТОЛЬКО солдаты РОА генерала Власова! Два цвета «дыма и пламени» были скопированы Советами с Гвардейской ленты, которая входила как элемент оформления в состав боьшевистского ордена Славы – по сути очень похожего на орден святого Георгия.
Очень долго — с эпохи Хрущёва, как Победобесие стало официальным культом — лента использовалась как орнамент “праздника Победы” (посмотрите любую открытку к девятомаю, а иногда даже к ВОСР или Дню большевистской армии). Отсюда в среде Совков и пошла чисто зрительная ассоциация черно-рыжего «тигра» с праздником “Победы”, как ёлка с Рождеством и НГ. И когда Кремлю срочно понадобилось избавиться от передозировки коммуняцких красных флагов в дни «их» официального праздника, не нашли ничего лучше, как воплотить ассоциацию в жизнь и продвигать новый мем всеми государственными силами. Как ни странно, прижилось.


1) Георгиевская лента не имеет никакого отношения к победителям ВОВ, к наградам СССР и солдатам РККА, ибо она крепилась к Ордену Св. Георгия, которым официально награждали в Российской империи (возродили эту награду лишь в РФ).
На самом деле во времена ВОВ в СССР награждали Орденом Славы (с 1943 г.) и к нему прилагалась гвардейская лента.

2) Георгиевская лента имеет прямое отношение к побежденным ВОВ, к наградам КОНР и солдатам РОА (армии Власова).
Многие офицеры РОА были кавалерами Ордена Св. Георгия и получили его еще в Российской империи.
Кавалерами Ордена Св. Георгия являются такие одиозные личности:

генерал Петр Краснов, начальник главка казачих войск 3-го Рейха
Комитет Освобождения Народов России

маршал Финляндии Маннергейм (Георгиевский крест виден на фото под Рыцарским крестом)


группенфюрер СС Рудольф Бангерский

майор Александр Альбов, начальник отдела пропаганды штаба ВВС КОНР

генерал-майор Антон Туркул, командир II корпуса Вооруженных Сил КОНР

кавалером Золотого Георгиевского оружия является группенфюрер СС Андрей Шкуро

Полный список солдат РОА, награжденных в годы 1МВ Орденом Св. Георгия, Георгиевским оружием и Георгиевской медалью:

1. начальник отдела пропаганды штаба ВВС КОНР майор АЛЬБОВ Александр Павлович. Умер в эмиграции в 1989 г.
2. командир 1-го батальона 5-го полка Русского Корпуса полковник ГАЛУШКИН Николай Васильевич. За подвиг, совершенный в составе партизанского отряда в годы Великой войны, награжден Георгиевским оружием. Умер в Лос-Анджелесе 6.07.1964 г.
3. боец 6-й сотни 1-го казачьего полка Русского Корпуса генерал-майор ГОЛОЩАПОВ Николай Иванович. В 1917 г. за боевые заслуги награжден Георгиевским оружием и орденом Св. Георгия 4-й ст. Умер 4.01.1963 г. в Сан-Пауло (Бразилия).
4. врач 1-го полка Русского Корпуса ГОЛУБЕЕВ Н.А. В ноябре 1941 г. ранен в бою с красными бандитами в Сербии, несмотря на это продолжал под огнем перевязывать раненых. Пока не был ранен вторично, на этот раз тяжело. За этот подвиг награжден Георгиевским крестом 4-й степени.
5. командир 3-го полка Русского Корпуса Генерального штаба генерал-майор ГОНТАРЕВ Борис Викторович. Орден Св. Георгия 4-й ст. Умер 27.10.1977 г. в Зальцбурге (Австрия).
6. командир XV кавалерийского казачьего корпуса, Походный Атаман генерал-майор ДОМАНОВ Тимофей Иванович – повешен коммунистами в Москве в 1947 г.
7. командир 1-го казачьего полка Русского Корпуса генерал-майор ЗБОРОВСКИЙ Виктор Эрастович. Награжден Георгиевским оружием. Умер в военном госпитале 9.10.1944 г. в Граце (Австрия) от ран, полученных в бою с красными бандами.
8. командир 3-го батальона 5-го полка Русского Корпуса генерал-майор ИВАНОВ Евгений Васильевич. Награжден Георгиевским оружием. Умер 11.05.1972 г. в Каракасе (Венесуэла).
9. Походный Атаман Терского казачьего войска полковник КУЛАКОВ Николай Лазаревич – замучен чекистами в Австрии в 1945 г.
10. начальник личной канцелярии генерал-лейтенанта А.А. Власова
полковник КРОМИАДИ Константин Григорьевич – умер в эмиграции в 1990 г.
11. обер-фельдфебель 2-й роты 3-го полка Русского Корпуса полковник ЛЮБОМИРОВ Николай Иванович. Награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. за то, что командуя ротой 13.02.1915 г. в ходе боя взял в плен 5 офицеров, 416 солдат и 2 пулемета. Умер 9.09.1972 г. в Каннах (Франция).
12. боец 3-го полка Русского Корпуса корнет МИХАЙЛОВСКИЙ Александр Александрович. В годы 1-й Гражданской войны награжден двумя Георгиевскими крестами. Умер 17.05.1964 г. в США.
13. командир артиллерийского взвода 3-го полка Русского Корпуса полковник МУРЗИН Николай Николаевич. Награжден Георгиевским оружием. Умер 16.12.1978 г. в Нью-Йорке.
14. командир роты 4-го полка Русского Корпуса подполковник НЕВЗОРОВ Андрей Геннадьевич. Награждён Георгиевским оружием. Умер 30.04.1978 г. в Австралии.
15. командир 9-й роты 2-го полка Русского Корпуса полковник НЕСТЕРЕНКО Александр Михайлович. Награжден Георгиевским оружием. Погиб во время работы на руднике в Аргентине 28.02.1952 г.
16. полковой священник 4-го полка Русского Корпуса о. НИКОДИМ (в миру – НАГАЕВ Николай Васильевич). Генерал-майор. Награжден Георгиевским оружием и орденом Св. Георгия 4-й ст. за участие в Брусиловском прорыве. Умер 17.10.1976 г. в Англии.
17. начальник отдела материально-технического обеспечения штаба Вооруженных Сил КОНР генерал-майор СЕВАСТЬЯНОВ Андрей Никитич – расстрелян коммунистами в Москве в 1947 г.
18. генерал-лейтенант СЕМЕНОВ Григорий Михайлович. Георгиевское оружие (1914). Орден Св. Георгия 4-й ст. (представлен 11.11.1914, за дело под Сахотином). В 1945 г. объявил о своем подчинении ВС КОНРа генерала Власова. 30.08.1946 г. повешен большевиками в Москве.
19. командир 2-го батальона 2-го полка Русского Корпуса генерал-майор СКВОРЦОВ Михаил Алексеевич. Награжден Георгиевским оружием. Умер 19.04.1967 г. в Лос-Анджелесе.
20. командир Русского Корпуса генерал-майор СКОРОДУМОВ Михаил Федорович. Награжден Орденом Св. Георгия 4-й ст. Умер 15.11.1963 г. в Лос-Анджелесе.
21. младший офицер 6-й сотни 1-го казачьего полка Русского Корпуса генерал-майор СТАРИЦКИЙ Владимир Иванович. Награжден Георгиевским оружием. Умер 16.05.1975 г. в г. Дорчестер (США).
22. командир II корпуса Вооруженных Сил КОНР генерал-майор ТУРКУЛ Антон Васильевич. Умер в 1957 г. в Мюнхене.
23. командир 3-го батальона 1-го полка Русского Корпуса генерал-майор ЧЕРЕПОВ Александр Николаевич. Награжден орденом Св. Георгия 4-й ст. (за взятие Ужокского перевала в Карпатах) и Георгиевским оружием. Умер 15.02.1964 г. в Нью-Йорке.
24. командир роты ПАК (противотанковых орудий) Русского Корпуса полковник ШАТИЛОВ Борис Николаевич. Награжден Георгиевским оружием. Умер 20.03.1972 г. в Нью-Йорке.
25. юнкер 4-го пулеметного взвода 1-й юнкерской роты 1-го полка Русского Корпуса ШАУБ Сергей Владимирович. В декабре 1941 г. тяжело ранен в легкое при обороне рудника Столице в Сербии. Награжден Георгиевским Крестом 4-й степени. Проживает в Швейцарии.
26. начальник штаба 1-го авиационного полка ВВС КОНР майор ШЕБАЛИН Сергей Константинович – умер в эмиграции в 1964 г.
27. командир 1-го батальона 1-го полка Русского Корпуса Генерального штаба капитан ШЕЛЛЬ Евгений Адольфович. Награжден Георгиевским оружием. Умер 9.10.1963 г. в Западной Германии.
28. командир Русского Корпуса Генерального штаба генерал-майор ШТЕЙФОН Борис Александрович. Награжден Георгиевским оружием. Умер 30.04.1945 г. в Загребе.
29. командир 10-й роты 2-го полка Русского Корпуса полковник ЯКУБОВСКИЙ Николай Михайлович. Награжден Георгиевским оружием. Умер 23.01.1974 г. в США.

«Путин спасает Россию»


«Путин спасает Россию»
Холст, масло, третий этаж штаба “Единой России”
В.Маразматкин

После спасения стерхов Путин взялся за Россию.
Сюжет картины:
Лєтняя африканская тундра… Вдали ласково бушуєд Лєдовитьій окєан. Мирно пасутся стада кєнийских пєсцов в лєтнєм пятнистом камуфляже. На дєрєвє щчєбєчут два тундровьіх попугайчика. І тут кокойты мужьіг тащєд на сєбє….девку, которая вдоволь потаскалась по болотам.

Вспминаются бєссмєртньіє строки Вєни Др.

Закурила дєвачка
И заснула пьяная
Загорєлось в комнатє
И стало нечево дьішать

А молодой пожарньій
Нє боится пламя
Он лєзєт дєвачку спасать.

Российский флаг – это власовский флаг

“Живи и помни”
Использование национального флага различными коллаборационистами – дело довольно распространенное. Например, вишистское правительство использовало национальный флаг Франции. Тем не менее де Голлю и в мыслях не держал замену его на какой-либо другой по этой причине. Однако среди коммунистических депутов до сих пор популярен этот ярлык. Правда, в последнее время Зюганов называет триколор не “власовским флагом”, а флагом, оскверненным власовцами. Но какой флаг был на самом деле флагом РОА?

Читати далі »

Про “русскоязычное” усчемление моска.

«Хочешь убить народ, убей его язык» – сказал А.С. Шишково докладывая царю о наполеоновском плане уничтожения России с помощью замены русского языка на французский.

То, что не смог сделать наполеон, успешно провернули большевики. Под видом реформы они создали “советский язык”, с помощью которого они вытеснили, а потом и убили настоящий русский язык. А вместе с языком уничтожили и настоящий русский народ.

Самый из сокрушительнейших и смертельных ударов по “великому и могучему” языку нанёс В.И. Ленин. Обычно об этом говорится как-то вскользь – несколькими строчками. Хотя на самом деле это преступление масштаба не меньшего чем, как продразверстки, голодоморы, репрсесии, Гулаги, штрафбаты, вторая мировая война и многие другие советские преступления мирового масштаба.

Стремясь как можно быстрее разрушить старые устои, советская власть уничтожила русскую культуру и превратила народ в послушное стадо посредством “орфографической реформы руссого языка” начатую Луначарским 23 декабря 1917 года. Примечательна сама дата начала реформы. Советской власти еще не исполнилось еще 2 месяца от роду. Советская власть ведет войну на всех фронтах. Но при этом она делает реформу русского языка. Зачем такая срочность? В чём состоит смысл этой реформы?
Чтобы найти ответы на эти вопросы нужно осознать, что язык – это мозг народа и именно от языка зависит, чем будет жить данный народ, какое у него будет будущее. Чем сложнее язык, тем разнообразнее и богаче деятельность народа. А упрощение языка – это значит выбор пути деградации самоосознания народа. Закрытие ему пути дальнейшему развитию.

Самоочевидно, что советская “орфографическая реформа русского языка” была проведена евреем Луначарским именно с целью его упрощения.

До реформы буквы в азбуке имели не только фонетический смысл, но и образ: Аз (я), Буки (буквы), Веди (ведать), Глаголь, Добро, Есть, Живете, Земля, Иже, И десятери́чное, Како, Люди, Мыслете, Наш, Он, Покой, Рцы, Слово, Твердо, Ук, Ферт, Хер, Цы, Червь, Ша, Ща, Ер, Еры́, Ерь, Ять, Э, Ю, Я, Фита́, Ижица. Попарно соединяя буквицы, добавлялись их образы – аз бога ведаю, глаголя добро …

Содержание реформы

Переход с Азбуки – Буквицы на безОБРАЗный алфавит, удалил образы и сократил его с 35 до 33 букв. Просто: а, б, в, г, д…

Из алфавита исключили буквы Ѣ (ять), Ѳ (фита), І («и десятеричное»), вместо них должны были употребляться, Е, Ф, И. Удаляя буквы, мгновенно исчезала точность:

“ѣсть” (кушать) — “есть” (быть); “ѣли” (кушали) — “ели” (деревья); “лѣчу” (летаю) — “лечу” (вылечиваю); “вѣдение” (знание) — “ведение” (провожание); “нѣкогда” (когда-то) — “некогда” (нет времени); “прѣние” (гниение) — “прение” (спор); “вѣсти” (новости) — “вести” (провожать); “мiр” (вселенная) — “мир” (отсутствие войны)

Твёрдый знак (Ъ) на конце слов и частей сложных слов.

Изменялось правило написания приставок на з/с: теперь все они кончались на с перед любой глухой согласной и на з перед звонкими согласными и перед гласными (разступиться → расступиться, разсказ→ рассказ, безтолковый→ бестолковый, безсловестный→ бессловестный и т.д.). Выдуманная приставка «бес» стала опознавательным знаком «свой-чужой».

Зато заслуга новой власти была огромна – появились новые аббревиатуры: Наркомобщмаша, Наркоммясомолпрома, Наркомпромстроймата, Наркомместтопа и др.

Главной задачей реформы Луначарского было изменение сознания будущих homosoveticus посредством измениния языка (Буквицы). Ибо буквица, в отличие от европейских языков, развивала образное мышление, а не прямолинейное. Мозги у наших предков работали не на современные 3%, а гораздо больше. Русский язык, созданный украинцами для народов Великороссии (диаспоры) был информационно плотным и скоростным.

«Безграмотность чревата серьёзными трагедиями. Ещё Лауреат Нобелевской премии, выдающийся психофизиолог И.П. Павлов доказал, что буквы локализованы в строго определённых клетках головного мозга, а замена смыслов – это нарушение нейронных связей, дезориентация, утрата адекватности, дисфункции нервной системы. Если современные психологи рассматривают человека как живой биокомпьютер, то буквы и слова внутри нас – это своего рода программное обезпечение. Достаточно ввести в мозг ошибку – и руки-ноги начнут выдавать неверный результат» — В. Чернышёв.

 

Согласно исследованиям, если ребёнка учить современному алфавиту, то сознание и мировосприятие развивается на «стандартные» 3%-5%, подсознание 95%-97%, синхронная работа правого и левого полушарий 5%-10%. Если ребёнок изучает родной язык на Праалфавите, то отношение Сознание/Подсознание равно 34%-37%, синхронность работы полушарий достигает 50%. Восстанавливаются генетическая и родовая память, иммунитет, скрытые резервы и способности организма. Получается по современным меркам гениальная личность – возрождается русский потенциал. Такое превосходство в развитии обеспечивало и успех на поле боя. Знаменитая «русская смекалка», которой европейцы ничего не могли противопоставить. Русичи соображали быстрее и нестандартно. На данный момент считается, что из-за потери образного мышления процессы работы головного мозга повреждены и заторможены, но механизм передачи и обработки информации принципиально не изменился. Современный русский язык сохранил базовые механизмы (образность) примерно на 30-40%, у других народов на проценты и доли. Пробудить генетическую память и избавить психику от многочисленных зомбирующих программ поможет изучение глубинного русского языка – образов».

В романе Гладкова “Цемент” есть такой диалог:

– Кто ехал с тобой в фаэтоне?
– Товарищ Бадьин… предисполкома…
– Предисполкома? Это по каковски?
– По таковски. По русски.
– Врёшь. Русский язык не такой. Это ваш жаргон…

Люди не принимали такого языкового предательства, И.А. Бунин писал по этому поводу: «По приказу самого Архангела Михаила никогда не приму большевистского правописания. Уж хотя бы по одному тому, что никогда человеческая рука не писала ничего подобного тому, что пишется теперь по этому правописанию».

И. А. Ильин: «Зачем все эти искажения? Для чего это умопомрачающее снижение? Кому нужна эта смута в мысли и в языковом творчестве?? Ответ может быть только один: всё это нужно врагам национальной России. Им; именно им, и только им». «Помню, как я в 1921 году в упор поставил Мануйлову вопрос, зачем он ввёл это уродство; помню, как он, не думая защищать содеянное, беспомощно сослался на настойчивое требование Герасимова. Помню, как я в 1919 году поставил тот же вопрос Герасимову и как он, сославшись на Академию Наук, разразился такою грубою вспышкою гнева, что я повернулся и ушёл из комнаты, не желая спускать моему гостю такие выходки. Лишь позднее узнал я, членом какой международной организации был Герасимов».

Поэт-символист В.И. Иванов: «Язык наш запечатлевается в благолепных письменах: измышляют новое, на вид упрощённое, на деле же более затруднительное, — ибо менее отчётливое, как стёртая монета, — правописание, которым нарушается преемственно сложившаяся соразмерность и законченность его начертательных форм, отражающая верным зеркалом его морфологическое строение. Но чувство формы нам претит: разнообразие форм противно началу всё изглаживающего равенства. А преемственностью может ли дорожить умонастроение, почитающее единственным мерилом действенной мощи — ненависть, первым условием творчества — разрыв?».

Итак, по декрету, «все правительственные издания, периодические (газеты и журналы) и непериодические (научные труды, сборники и т. п.), все документы и бумаги должны с 15 октября 1918 г. печататься согласно при сем прилагаемому новому правописанию.

Переучивание ранее обученных, согласно декрету, не допускалось. Частные издания могли печататься по старой орфографии. Но на практике власть строго следила за исполнением декрета, установив монополию на печать.

Луначарский по этому поводу писал: «Я помню, как после выхода в свет номера «Правды», напечатанной по новой орфографии, один доктор прибежал ко мне и заявил: «Рабочие не хотят читать «Правды» в этом виде, все смеются и возмущаются». Революция, однако, шутить не любит и обладает всегда необходимой железной рукой, которая способна заставить колеблющихся подчиниться решениям, принятым центром. Такой железной рукой оказался Володарский: именно он издал в тогдашнем Петербурге декрет по издательствам печати, именно он собрал большинство отвечающих за типографии людей и с очень спокойным лицом и своим решительным голосом заявил им: — Появление каких бы то ни было текстов, напечатанных по старой орфографии, будет считаться уступкой контрреволюции, и отсюда будут делаться соответствующие выводы. Володарского знали. Он был как раз из тех представителей революции, которые шутить не любят, и поэтому, к моему и многих других изумлению, с этого дня — в Петербурге, по крайней мере,— не выходило больше ничего по старой орфографии».

Очень часто Луначарского характеризуют, как энергичного с энциклопедическими познаниями человека, пылкого и увлечённого искусствоведа, и при этом, очень мягким, впечатлительным и эмоциональным наркомом. Да, энергии у него было – хоть отбавляй. Госкомиссия по просвещению, руководимая Луначарским, с ноября 1917 года по июнь 1918 года подготовила свыше 30 декретов и постановлений. «Не на отдельные разрушения надо обращать внимание …, но на то, что в стране, преступно задержанной в своём развитии на стадии варварства, это разрушение не приняло широких размеров» – писал в статье «Советская власть и памятники старины» нарком. В заслугу Луначарского приписывают деятельность о восстановлении университетов, но забывают, что в 1921 году Наркомпрос закрыл все историко-филологические факультеты в университетах как «устарелые и бесполезные для диктатуры пролетариата».
Захватив власть, строя новый социалистический мир и закладывая новые духовные, политические и экономические основы, нужны были борцы и агитаторы. И неважно, какими моральными качествами они обладали, главное, чтобы они смогли увлечь и повести за собой наивных граждан. Шайка бандитов подбирала кадры под стать себе, работников партии нового типа, которые немедля проявляли себя в сфере государственного, хозяйственного и «культурного» строительства. Были, конечно, и люди, которые всем сердцем прониклись к идее «равенства и братства» и были наивными пешками в этой жестокой игре. Но к наркому Луначарскому это не относится, все его действия осознаны и тщательно спланированы, недаром Ленин высоко ценил его деятельность: «Этот человек не только знает всё и не только талантлив – этот человек любое партийное поручение выполнит и выполнит превосходно», «На редкость богато одарённая натура… Я его, знаете ли, люблю, отличный товарищ!». Ленин высоко ценил Луначарского как оратора, так как он умел непринуждённо сочетать сатирическое дарование с кругозором и политической выгодой: «Личное воздействие и выступление на собраниях в политике страшно много значит. Без них нет … деятельности, и даже само писанье становится менее политическим».
Но на этой реформе языка они не остановились…

Планы Луначарского-Ленина и К были «грандиозными». Перед наркомом была поставлена новая задача, и он приступил с рабским трепетом к латинизации русской письменности: «возникает вопрос и о латинизации нашего русского шрифта. Потребность или сознание необходимости облегчить нелепый, отягчённый всякими историческими пережитками, дореволюционный алфавит возникала у всех мало-мальски культурных людей. Ленин. Я стараюсь передать его слова возможно точнее. «Если мы сейчас не введём необходимой реформы — это будет очень плохо, ибо и в этом, как и в введении, например, метрической системы и григорианского календаря мы должны сейчас-же признать отмену разных остатков старины. Если мы наспех начнём осуществлять новый алфавит или наспех введём латинский, который ведь, непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т.д. Я не сомневаюсь, что придёт время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно. Против академической орфографии, предлагаемой комиссией авторитетных учёных, никто не посмеет сказать ни слова, как никто не посмеет возражать против введения календаря. Поэтому вводите её (новую орфографию) поскорее. А в будущем можно заняться, собрав для этого авторитетные силы, и разработкой вопросов латинизации. В более спокойное время, когда мы окрепнем, все это представит собой незначительные трудности». «В настоящее время в Главнауке работает большая комиссия, занимающаяся вопросом предварительного упрощения и упорядочения орфографии, уточнения пунктуации…

Первый большевицкий декрет, вышедший в конце декабря 1917 г., выполнялся очень медленно из-за повсеместного неприятия «узаконенной безграмотности». Большинство газет, несмотря на угрозы закрытия, продолжали выходить в «старой» орфографии. В петроградских учреждениях культуры прошли многочисленные собрания протестующие против искажения общенационального достояния. Особой популярностью пользовался доклад художника-архитектора Б. Николаева, защищавшего русское правописание с графической точки зрения. Резолюции этих собраний отсылались новой власти, но все было тщетно. Использование традиционной орфографии было приравнено к пособничеству контрреволюции.

Народная память сохранила рассказы о революционных матросах, штыками взламывавших типографские кассы и изымавших «лишние» буквы. (Именно поэтому до 1940-х годов газеты использовали апостроф вместо изъятого “ъ”). Были разгромлены и церковные типографии. Вместо заявленной в декрете постепенности реформы в школе и недопущения «принудительного переучивания тех, кто уже усвоил правила прежнего правописания», царил полный произвол, особенно в провинции. Абсолютной политизации вопрос правописания достиг к началу Гражданской войны: «белогвардейской» орфографии с ее “поповскими” буквами противопоставлялась “пролетарская”.

10 октября 1918 года вышел второй декрет Совнаркома, окончательно исказивший русское правописание «в целях облегчения широким массам усвоения русской грамоты и освобождения школы от непроизводительного труда».
Новые правила исключали из азбуки буквы «ять», «фиту», «и десятиричное», «ижицу», «ер», последняя оставлялась только в значении разделительного твердого знака в середине слов. Изменялись также многие грамматические особенности русского письма. В этой реформе большевики воспользовались старым проектом Орфографической комиссии, образованной при Академии наук еще в начале ХХ века по инициативе Казанского и Московского педагогических обществ.

Казанские учителя сетовали тогда на трудности «ассимиляции инородцев с русскою культурою», а москвичи, считая свой выговор общерусским эталоном, ратовали за уничтожение «ять», совпавшего в их произношении с «е». Руководили комиссией представители московской школы, поэтому неудивительно, что «упрощенцы» составляли в ней явное большинство. Эта комиссия заседала трижды – в 1904, 1912 и последний раз, по настойчивому требованию Временного правительства, в мае 1917 года (правда, уже в другом составе). Постановления этих заседаний ни разу не были поддержаны Академией наук, тем более, что проект такой радикальной реформы не находил сочувствия среди образованной части русского общества.

Казанские вывески 1930 года

Октябрьский декрет 1918 года, почти слово в слово повторявший прежний, ставил точку в затянувшейся “реформе”. Отныне правописание с более чем 200-летней историей окончательно изгонялось из жизни России.

Коммунисты планомерно уничтожали носителей русского языка, причём уничтожались лучшие представители русского народа. «Сначала, они уничтожили русскую аристократию и дворянство, вместе с русской буржуазией и интеллигенцией, потом лучшую часть русского крестьянства. А потом уничтожали под любыми предлогами самые здоровые силы русского народа. По самым скромным подсчётам, Россия потеряла за годы советской власти ШЕСТЬДЕСЯТ СЕМЬ МИЛЛИОНОВ ПЯТЬСОТ ПЯТЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК! Это — по самым скромным подсчётам» – пишет Н.В. Левашов.

Характерно, что в эти же годы в советской печати всерьез обсуждался вопрос о латинизации русской письменности. Это неудивительно, поскольку большевистские декреты, уничтожив устойчивую систему русского письма, создали прецедент для дальнейших экспериментов над языком. Впоследствии за 90 лет появилось множество проектов еще большего “упрощения” орфографии, по счастью нереализованных. Основным мотивом через все эти постановления, циркуляры, декреты и проекты проходит забота об “инородцах”, “широких массах”, “малограмотных и неграмотных”, “трудящихся запада и востока” (1930 г.) – то есть о ком угодно, кроме грамотного русского человека.

 

Теория заговора: немного о логотипе партии «Е…ная Россия»







Это исследование произвел:
http://antiglobalism.blogspot.com/2012/12/blog-post_3441.html

Сожжем Москву – спасем Россию!

Самобытность русской культуры в том, что она – банальный плагиат.

  Читати далі »

Россия – несостоявшееся государство.

Производство товаров в России на душу населения в десятки раз ниже, чем в любой развитой стране. Мы серьезно не инвестируем в основной капитал уже более двадцати лет. Зато мы лидеры по доле торговли в ВВП. Если так пойдет дальше, то скоро мы окажемся в доиндустриальной фазе. Данная статья, очень актуальна и для Украины, которая деградирует точно таким же образом.

 

В середине XVIII века один из основоположников экономической теории рынка писал: «В общем в хозяйственной конкуренции всегда выигрывает та страна, в которой проживает и, соответственно, трудится больше людей». Эта мысль легла в основу формирования концепции добавленной стоимости, и заключается она в том, что только труд человека создает добавленную стоимость, а значит, чем больше людей работает, тем больше добавленной стоимости, то есть богатства, производит и тратит вся страна. На этом совершенно логичном утверждении построен фундамент современной хозяйственной системы. В ее основе лежит человек — работающий, производящий.

Наш современник скажет, что это абсурд. Ведь если бы это было верно, то догнать Китай и Индию было бы не под силу никому. Но этот кажущийся парадокс легко объяснить. Промышленная революция добавила к базовому концепту следующее: та страна богаче, где проживает и трудится большее количество людей, оснащенных равным или большим по количеству промышленным капиталом. В экономической природе не существует никаких других источников добавленной стоимости — только труд и капитал, прежде всего промышленный, индустриальный капитал. Когда в индустриальную эпоху говорили о росте производительности труда, ее автоматически связывали с капиталовооруженностью, а не с человеческим капиталом и краудсорсингом. Таким образом, промышленная революция лишь развила человека производящего, но не отменила его.

И только постиндустриальный мир попытался забыть о человеке производящем, а следовательно, и о труде и капитале как основе любого хозяйства. Однако надо понимать, что сформировавшаяся в последние тридцать лет постиндустриальная надстройка, где значимая доля населения работает в непроизводственном секторе, — очень тонкий, очень неустойчивый слой хозяйственной деятельности, не способный ни прокормить страну, ни обеспечить стабильность ее богатства, ни даже поддерживать цивилизованный уровень жизни на территории страны. Именно поэтому постиндустриальный мир возможен только в тех странах, которые, во-первых, накопили мощный промышленный капитал и, во-вторых, не забывают о его обновлении. Если кто не заметил, США — центр постиндустриального мира — после кризиса занялись активным обновлением капитала. Как говорится, «делай не так, как советует Америка, а так, как делает Америка».

Феномен чрезвычайной идейной послушности стран, потерпевших неудачу в мировой конкуренции, или, попросту говоря, проигравших войну, возник в современную эпоху и, как считается, наиболее ярко проявился в Германии. Россия — второй пример такого рода. Ни в одной стране мира идея постиндустриальной экономики не была реализована в такой мере, как в последние двадцать лет в России.

Сначала нам говорили, что нам нечего бояться разрушения производства, потому что мы все сможем купить на глобальном рынке. Потом уверяли, что не надо давать экономике денег, потому что будет инфляция. Потом нам начали поднимать налоги, чтобы платить пенсии, но не давали денег, чтобы реконструировать жилищный и коммунальный комплекс. Потом сказали, что нам надо скакнуть в инновационный мир, но не собирались инвестировать в науку. Потом сказали, что экономику будет вытягивать потребительский рынок, но не хотели строить дороги, по которым можно перевозить товары. Потом захотели построить в России мировой финансовый центр, но не захотели осуществлять в стране размещение акций крупнейших компаний.

Безумный хаос этих мыслей и стратегий и есть настоящий постиндустриальный мир. Мир, где реальность и ее потребности мешают воображению.

Как результат, через четверть века после начала перестройки мы почти ничего не производим, у нас осталось совсем мало основного капитала, многие наши города, поселки и деревни находятся на грани цивилизованного существования.

И вот она, идеологическая вершина постиндустриального мира: никому до этого нет дела.

Довольно сильные потери

В 1990-е мы не раз сравнивали потери России в показателях промышленного производства с самыми катастрофическими моментами истории. Тогда мы констатировали, что на дне своего падения Россия потеряла больше (более 55%), чем США во времена Великой депрессии (30%) и вполне сопоставимо с потерями во время Гражданской войны (70%). Однако тогда нам и в голову не могло прийти, как надолго страна забудет об инвестициях в капитал.

На пике своего могущества и вплоть до 1980-х Советский Союз вполне укладывался в логику традиционных экономистов — будучи первой по численности населения страной западного мира и имея прекрасную капиталовооруженность, он разделял первое-второе место с США. Однако инвестиционный процесс прекратился в конце 80-х, то есть примерно тридцать лет в стране происходит сворачивание капитала. Нетрудно прикинуть объем сокращения капиталовооруженности российской экономики: если средний срок жизни современного капитала (включая и дороги, и жилье, и инфраструктуру) составляет пятьдесят лет, то ежегодная амортизация (естественная убыль) капитала составляет 2%, то есть за тридцать лет мы потеряли около 80% основного капитала. Было, конечно, легкое воспроизводство — что-то инвестировали, ну, значит, осталось не 20%, а 25, 30%. Думается, что такие потери равносильны потерям во времена войны, не зря наши города и дороги зачастую выглядят как послевоенные.

Надо понимать, что, имея такой уровень капиталовооруженности, нельзя рассчитывать на принципиальный рост производительности труда, а значит, и на принципиальный рост добавленной стоимости. Если не поставить во главу угла экономической политики быстрое накопление основного (не денежного) капитала, то страна не только не будет богатеть, она будет стремительно деградировать. Причем, что важно, в процессе этой деградации будет происходить все более сильная дифференциация населения по доходу, так как скудеющие потоки добавленной стоимости будут все более жестко контролироваться власть имущими. Это видно сегодня и по растущей дифференциации в посткризисные годы, и по бонусной политике крупных компаний, и по сопротивлению части элит косвенно антикоррупционным законам. Такой борьбы не было бы на растущем тренде добавленной стоимости. А ее источник один — растущая капиталовооруженность страны.

Однако агрессивное насыщение страны основным капиталом невозможно без доступа к денежной ликвидности. И хотя блок в этом году преодолен — мы знаем по меньшей мере три крупных реализованных проекта, — политика в отношении доступа к ликвидности пока не изменилась. А между тем мы не просто скатываемся к уровню третьеразрядных стран, мы уже третьеразрядная страна. Причем страна, которая в отличие других своих текущих собратьев по разряду и не пытается выбраться из создавшегося положения.

Уровни индустриализации

На первый взгляд все не так плохо. По ВВП российская экономика сегодня шестая в мире. Мы уступаем лишь США, Китаю, Японии, Индии и Германии. Причем последнюю нам по силам опередить в обозримой — десятилетней — перспективе. Правда, чтобы рассчитывать на это к 2025 году, надо еще умудриться не пропустить вперед динамичную, амбициозную Бразилию, которая по своим собственным, правда, пока не авторизованным на международном уровне подсчетам, уже сегодня «рисует» себе пятое место в мировом рейтинге хозяйственных тяжеловесов.

В расчете по текущему обменному курсу российский ВВП в нынешнем году вплотную приблизится к 2 трлн долларов. В этой метрике Россия — девятая в мире, впереди нас Франция, Бразилия, Англия и Италия, а вот Индия — позади.

Но если по общему объему ВВП Россия занимает вполне достойное место в мире, то с ядром экономики — обрабатывающей промышленностью — картина куда драматичнее. За первую рыночную десятилетку страна не ограничилась сбросом ненужных или избыточных производств. Было остановлено, а зачастую и невосполнимо развалено огромное количество предприятий и целых отраслей, без которых национальная экономика развиваться не может.

Либеральная элита увлеклась сказками про постиндустриальную эпоху. А полная свобода импорта для сотен тысяч игроков плюс, как правило, дорогая нефть длительное время поддерживали иллюзию, что не стоит плакать по утраченным производствам. Экономический бум 2000-х в значительной степени фокусировался в непромышленных секторах экономики — строительстве, торговле, связи, риэлтерских и финансовых услугах, тогда как собственно промышленность росла скромными темпами. По итогам двадцатилетия жизни в рынке ВВП России в реальном выражении превышает позднесоветский максимум 1989 года (пусть и на скромные 10%), тогда как объем промышленного производства в сопоставимых ценах отстает на внушительные 20% (см. график 1).

Конечно, постиндустриальная эйфория охватила весь мир. Весьма скромное обновление основного капитала — характерный признак для всего Запада в 1990-е и 2000-е. Однако если обратиться к фактам, то мы обнаружим, что постиндустриальный характер экономики ведущих старых, да и некоторых новых промышленных держав вовсе не означает их деиндустриализации. Растущий как на дрожжах сектор услуг и отраслей, не связанных с разного рода физической обработкой предметов и изготовлением из них полезных вещей, базируется на мощном и диверсифицированном промышленном фундаменте.

Например, обрабатывающая промышленность США, занимая лишь около 15% в ВВП, создает добавленной стоимости на 1,71 трлн долларов в год — это почти пятая часть мировой обработки (см. таблицу 1). Россия же, будучи шестой по ВВП, занимает лишь 17-е место по абсолютному размеру добавленной стоимости в обрабатывающих отраслях. По этому показателю она находится на уровне Турции и Таиланда, вдвое меньше Тайваня, в три с лишним раза меньше Южной Кореи и в 24 раза меньше лидера, США.

Таблица 1:
Двадцать стран — лидеров по размеру добавленной стоимости в обрабатывающей промышленности

 

Страна На душу населения (тыс. долл.)* Общий объем в 2010 г. (млрд долл.)* Место в мире % ВВП, 2010 г.
2010 г. Место в мире 2000 г. Место в мире
Япония 8 2 8,1 1 1018,3 3 20,4
Швеция 6,6 5 5,4 7 61,6 20 20
Тайвань 6,2 7 3,6 15 142,1 9 29,9
США 5,5 8 5,4 6 1710,3 1 14,9
Южная Корея 4,8 10 2,9 23 233,8 5 29,1
Германия 4,7 11 4,8 8 381 4 18,6
Великобритания 3,2 20 3,9 14 196,8 6 11,4
Канада 3,1 21 4,2 11 105,2 13 11,9
Франция 2,9 22 3,2 20 187,2 7 12,2
Италия 2,8 23 3,6 17 172,5 8 14,9
Испания 1,9 33 2,4 26 87,7 14 12
Аргентина 1,7 34 1,3 34 71,1 18 16,4
Таиланд 1,1 43 0,7 51 71,8 16 36,6
Турция 1 45 0,8 49 76,7 15 20,2
Мексика 1 46 1,1 40 109,4 12 16
Китай 0,8 52 0,3 56 1097,4 2 34,2
Бразилия 0,6 53 0,6 53 121,3 11 13,5
Россия 0,5 55 0,3 55 71,4 17 17,1
Индонезия 0,3 58 0,2 57 70,3 19 26,4
Индия 0,1 59 0,1 59 140,7 10 15

*В постоянных долларах США 2000 г.

Источник:  Industrial Statistics Yearbook 2011, UNIDO; World Bank

Естественно, огромно и отставание России от ведущих (и не только ведущих) промышленных держав по выработке продукции обрабатывающей промышленности на душу населения. Наш показатель за 2010 год — 504 доллара (в постоянных ценах 2000 года). Разрыв с Америкой — 11 раз, с лидирующими по этому показателю Сингапуром и Японией — 16 раз. Обходят нас по душевой промышленной выработке не только Китай и Бразилия, но и, скажем, Греция, Таиланд или Уругвай, не славящиеся богатыми промышленными традициями.

За первое десятилетие XXI века российская обрабатывающая промышленность увеличила показатель выработки добавленной стоимости на душу населения в полтора раза. Однако это не позволило ни на ступеньку приподняться с обескураживающего 55-го места в мире по этому показателю. Китай увеличил душевой показатель выработки за аналогичный период в 2,7 раза — и переместился лишь на четыре ступеньки вверх, на 52-е место. Удвоившие выработку Польша и Словакия улучшили свои ранги на 14 и 8 позиций соответственно, войдя в четвертую и третью десятку.

А вот как выглядит первая десятка стран — лидеров по подушевому производству добавленной стоимости в обрабатывающей промышленности в 2010 году (см. график 2).

Возглавляет ее Сингапур, обошедший Японию, лидировавшую вплоть до последнего глобального кризиса. Третье место сумела сохранить за собой по итогам десятилетия такая старая промышленная держава, как Швейцария. Улучшили свои позиции в первой десятке Финляндия, Швеция, Австрия. Наконец, за прошедшее десятилетие в высшую лигу ворвались новички — Тайвань и Южная Корея, тогда как Германия и Люксембург, напротив, опустились ниже первой десятки. Вот Ирландия, которая пережила бум импортированной индустриализации (за счет локализации производств рядом ТНК), переместилась со 2-го места на 6-е.

Производим удручающе мало

Мы решили не ограничиваться констатацией общей недоразвитости отечественной промышленности и посмотреть, как мы выглядим на фоне ведущих промышленных и стремительно индустриализующихся держав по широкому спектру обрабатывающих производств. Картина вышла неутешительная (см. таблицу 2).

Таблица 2:
Отставание (>1), опережение (<1) России по выработке добавленной стоимости на душу населения в сравнении с некоторыми странами (раз, 2005 г.)
Подотрасль обрабатывающей промышленности США Германия Япония Финляндия Ю. Корея Бразилия
Драгоценные и цветные металлы 1 0,9 1,1 1,2 1,4 0,2
Чугун и сталь 1,7 2,1 4,5 4 4,7 0,8
Нефтепродукты 2 н. д. 0,3 1 1,3 0,7
Дубление, выделка и обработка кожи 2,5 2 3,9 1,7 6,4 2
Электромоторы, генераторы, трансформаторы 2,6 5,2 4,4 14,6 4,6 0,6
Цемент, известь, гипс 2,9 1,7 1,9 2,9 3,8 н. д.
Резиновые изделия 3,7 4,3 5,8 3,8 4,7 0,9
Пиломатериалы 4,3 2,6 2,8 12,1 1 0,7
Напитки (алкогольные и безалкогольные) 4,5 2,5 4,5 2,3 2,6 1,2
Одежда, кроме меховой 5,9 4,4 4,3 5 16,4 2
Базовая химия 6,4 4,7 4,4 4,2 3,9 0,8
Молочные продукты 7 3,3 3,8 6,2 4 1
Переработка мяса, рыбы, фруктов, овощей, жиров 7,1 3,5 3,9 н. д. 2 1,7
Прядение, ткачество и отделка текстиля 7,7 4,6 8,1 1,6 17 2,5
Стекло и изделия из него 9,4 11 14,7 19,3 15,4 1,4
Полиграфическая промышленность н. д. 11,9 н. д. 19,4 8 1,9
Общее машиностроение 10,4 17,8 12,5 13,5 8,8 0,9
Специальное машиностроение 12,5 22,9 24,5 25 18,7 1,6
Автомобилестроение 12,8 24,7 18,5 1,2 17,2 1,9
Бытовые электроприборы 13,6 20,8 37,4 5,9 26,9 2,6
Оптические приборы и фотоаппараты 15,4 20,4 18 н. д. 14,3 0,7
Краски, лаки, типографские краски и мастики 15,8 15,9 18,1 11,4 9,9 н. д.
Бумага и изделия из нее 18,5 10,2 13,2 52,5 7,8 2,7
Изделия из пластмасс 23,5 22,5 28,9 16,5 21,9 2,5
Мебель 26,1 16,4 8,3 16,5 9,5 1,7
Медицинская, измерительная и тестирующая аппаратура 29,2 17,9 11,3 14,3 4,5 0,5
Мыло, чистящие и косметические средства 31,4 10,1 22,3 3,1 14,4 н. д.
Фармацевтические препараты и субстанции 66 31,5 48,7 17,6 19 н. д.
Офисные, бухгалтерские и вычислительные машины 75,6 33,7 70,4 1,6 39 3,6

Источник:расчеты «Эксперта» по данным Industrial Statistics Yearbook 2009, UNIDO

 

Как оказалось, лишь драгоценных и цветных металлов мы производим в расчете на душу населения примерно столько же, сколько и ведущие индустриальные державы. По абсолютному большинству других позиций мы видим отставание, причем иногда не в разы, а даже в несколько десятков раз. Возьмем производство электромоторов, генераторов, трансформаторов. Отставание от США — в 2,6 раза, от Германии — в 5,2, от Финляндии — в 14,6. Может быть, хотя бы в легкой промышленности разрыв будет не столь внушительный? Ведь нам рассказывали, что всю ее вывели в Китай. Забудьте, это сказки для лохов, готовых сдать с потрохами свою индустрию. Итак, по одежде бесстрастная статистика фиксирует следующие разрывы: с Америкой — 5,9 раза, с Германией — 4,4, с Южной Кореей — 16,4 и даже с Бразилией разрыв двукратный.

Краски, лаки, бумага, полиграфия… Зачем нам с этим возиться? Купим-закажем в той же Финляндии, где душевая выработка бумажных изделий превышает российскую в 52 раза.

А сколько историй успеха опубликовал за последние годы журнал «Эксперт» про российских мебельщиков? Похоже, только на фоне, мягко говоря, скромной обстановки более чем скромных жилищ большинства россиян и после полного развала отрасли в 1990-е можно говорить об успехах. В международном же контексте мы производим мебели на душу населения позорно мало — в 8 раз меньше, чем Япония, в 10 раз меньше, чем Южная Корея, в 16 раз меньше, чем Финляндия, в 26 раз меньше, чем США.

Мы собираемся развивать медицину и заботимся о здоровье нации? При этом мы производим медицинской аппаратуры на душу населения в 29 раз меньше, чем США, в 17 раз меньше, чем Германия, а лекарств, соответственно, в 66 и в 31 раз меньше.

Мы пожалеем вас и не будем приводить цифры отставания российской индустрии по таким хайтек-подотраслям, как производство вычислительных машин; если нервы в порядке, можете сами поводить пальчиком по последней строчке таблицы 2.

Итак, мы приходим к печальному выводу: российская промышленность отчаянно недоразвита. Мы толком ничего не производим и гарантированно скатываемся в разряд третьесортных стран. Речь идет не только о гипертрофированной для претендующего на суверенность государства зависимости от импорта, а значит, и сырьевой конъюнктуры. О рисках рукотворных эмбарго в части чувствительных позиций машиностроения, которое от внешних поставок зависит на четверть (см. таблицу 3), да и других отраслей, тоже нельзя забывать. Как нельзя забывать и о том, что, делая основную ставку на импорт капитала и строительство совместных предприятий в индустриальных отраслях, мы рискуем тем, что, когда наши мощности окажутся недостаточно эффективными или просто мощности в других странах окажутся более нужными, чем наши, они будут без всяких сомнений ликвидированы (как это уже произошло с некоторыми западными банками). И с чем мы останемся после этой локализации — с обученными рабочими, которым негде работать, и с отсутствием собственного стратегически мыслящего капитала? Вышеупомянутая Ирландия тому пример. При этом надо понимать, что чем больше мы делаем ставку на иностранный капитал, тем больше добавленной стоимости мы им отдадим и тем беднее будет становиться наша страна.

Таблица 3:
Наиболее импортзависимые рынки России

 

Отрасль Доля импорта в потреблении продукции отрасли с учетом полных затрат (%)
Легкая промышленность 82
Машины, оборудование 27
Химия, нефтехимия 21
Пищевая промышленность 20
Производство стройматериалов 18
Производство сельхозпродуктов 12

Источник:

расчеты С. Журавлева по последнему доступному межотраслевому балансу РФ за 2003 г.

Страна, не обладающая широким набором самых разных обрабатывающих производств, просто гарантирует себе попадание в ловушку бедности. Как писал еще Пушкин, прослушавший в лицее весьма толковый курс политэкономии, «…как государство богатеет, / И чем живет, и почему / Не нужно золота ему, / Когда простой продукт имеет».

Задача реиндустриализации архисложна. Но чтобы к ней подступиться, должно быть наконец снято табу с дискуссии о промышленной политике в обществе и профессиональной среде. До сих пор доминирующий дискурс российских экономических дискуссий обходил промышленную политику стороной, как прокаженную. Безусловно показательно отсутствие специальной главы, посвященной видению и задачам развития национальной промышленности, в обновленной Стратегии-2020. На четырехстах с лишним страницах доклада нет ни одного упоминания о государственной промышленной политике.

И последний аккорд. Некогда лидер индустриального мира, Россия за последние четверть века стала торговой державой. Единственный показатель, по которому мы опережаем другие страны, — доля внутренней торговли в ВВП (см. график 3).

Но не надо иллюзий: торговля не требует долгосрочного капитала, но дает маленькую маржу, причем при отсутствии внутреннего производства она не может жить долго — дефицит внутреннего производства постепенно сжимает внутренний рынок. Плюс отсутствие дорог и огромная территория — сохранение нашего лидерства по торговле можно считать подписанием себе смертного приговора.

У нас есть опыт быстрого накопления индустриальной мощи — после войны. Мы должны его вспомнить. Тогда те же американцы удивлялись скорости, с которой восстановилась разрушенная почти до основания страна. Хорошо бы поставить в центр экономической политики задачу быстрого накопления национального основного капитала и под нее подстроить в том числе и денежную политику.

Неадекватная денежная политика

Задача новой индустриализации России совершенно нетривиальна еще и потому, что она потребует решительного преобразования укоренившейся в стране модели устройства денежного хозяйства, политики Центрального банка и бюджетной политики.

Нынешняя конфигурация денежной политики не соответствует задачам, стоящим перед экономикой. Предложение денег сжимается, дефицит ликвидности в банковском секторе становится хроническим. За девять месяцев текущего года денежная масса (агрегат М2) выросла всего на 0,7% (см. график 4).

Динамика денежного предложения напоминает кризисный 2009 год, однако тогда сокращались производство и инвестиции, действительно съеживался спрос на деньги. Сейчас же наблюдается ситуация искусственного денежного голода, спровоцированная неоправданно жесткой бюджетной политикой.

Проанализируем специфику денежного предложения в стране подробнее. Как известно, оно формируется активными операциями Центрального банка трех основных типов. Во-первых, это операции с резервными активами. Во-вторых, это операции с сектором госуправления. И наконец, операции по предоставлению ликвидности коммерческим банкам, то есть рефинансирование банковской системы.

Посмотрим, как складывалось денежное предложение в нынешнем году (см. таблицу 4).

Таблица 4:
За два неполных посткризисных года бюджет вытащил из экономики 3,8 трлн рублей

 

Основные факторы формирования денежного предложения в 2009–2012 гг. (трлн. руб.)
Показатели 2009 2010 2011 2012*
Прирост широкой денежной базы, 0,9 1,7 0,5 –0,6
в том числе за счет:
операций ЦБ РФ с резервными активами 1 1,1 0,3 0,6
кредитования коммерческих банков –2,0 –1,3 0,9 1,4
накопления средств на счетах бюджета в ЦБ РФ 2,5 1,5 –1,2 –2,6
прочих факторов –0,6 0,4 0,5 0

*За январь–октябрь 2012 г.

Источник: расчеты Центра структурных исследований ИЭП им. Е. Т. Гайдара по данным Банка России

 

За 10 месяцев текущего года вклад операций ЦБ с иностранной валютой в денежное предложение был положительным — прирост резервов составил 21,2 млрд долларов, в том числе 7,7 млрд — чистые покупки валюты на внутреннем рынке, что эквивалентно выпуску в обращение 0,6 трлн рублей.

Сектор госуправления выступал по отношению к ЦБ РФ не как заемщик, а как кредитор. Так, за 10 месяцев профицит федерального бюджета составил 717 млрд рублей, но средства, отложенные на банковские счета правительства, выросли гораздо больше из-за дополнительно привлеченных займов на внутреннем и внешнем рынках. По оценкам ЦСИ ИЭП им. Е. Т. Гайдара, увеличение остатков только по счетам федеральных органов власти в Банке России составило с начала года более 2 трлн рублей. С учетом средств субъектов РФ объем средств госорганов в Банке России увеличился за 10 месяцев на 2,6 трлн. А за неполные два последних года эта величина возрастает до 3,8 трлн рублей. Эта астрономическая сумма (вся денежная масса России — 24,5 трлн рублей) была выведена из текущего экономического оборота.

Наша бюджетная система не участвует в формировании денежного предложения. В Америке картина полностью противоположная. Основной канал эмиссии ФРС — покупки облигаций собственного правительства, облигаций федеральных агентств, а также разнообразных облигаций, обеспеченных активами, включая ипотечные. США не боятся монетизировать госдолг, а мы боимся.

Для компенсации оттока денег на счета органов государственного управления Банку России приходится наращивать рефинансирование банковской системы. За 10 месяцев требования Банка России к кредитным организациям увеличились на 1,4 трлн рублей. Тем не менее суммарное изменение резервных денег по итогам 10 месяцев года все равно вышло отрицательным (!) — широкая денежная база сократилась на 0,6 трлн рублей (6,9%). Странно, что в ситуации рукотворного дефицита ликвидности экономика вообще умудряется расти, пусть нынешними, крайне скромными темпами. Даже с учетом традиционного всплеска бюджетных расходов в конце года трудно предположить, что все 2,6 трлн рублей уйдут за пару месяцев на счета бюджетополучателей. Скорее, правительство в очередной раз пополнит Резервный фонд.

Химически чистый пример абсурдности нынешней модели бюджетной политики дает прошлый год. По итогам 2011 года профицит федерального бюджета составил 431 млрд рублей. Одновременно Минфин занял на внутреннем и внешнем рынках (за вычетом погашений) 987 млрд рублей. Куда же пошли эти внушительные средства? 1 трлн 93 млрд рублей составил прирост прочих счетов Минфина в ЦБ, который в начале 2012 года перекочевал в Резервный фонд. И 402 млрд рублей — прирост депозитов Минфина в коммерческих банках (см. график 5).

Итак, мы одной рукой убираем деньги из экономики (расходуем не все доходы и еще занимаем), а другой — точечно и платно вбрасываем их, борясь с дефицитом ликвидности. А все «излишки» направляем в кубышку. Чтобы завершить этот фантасмагорический этюд, добавим, что средства Резервного фонда размещаются на счета в первоклассные западные банки и вкладываются в облигации казначейства США со средней доходностью 2,66% годовых в долларах США, тогда как рыночные займы, привлекаемые Минфином для формирования Резервного фонда, обходятся ему в 7–8% годовых в рублях и в 3,25–5,63% — в долларах. Любой CEO нормальной рыночной компании выгнал бы взашей финансового директора, допускающего системно убыточные арбитражные операции. А вот российский Минфин гордится своей работой и заручается поддержкой руководства страны для ее продолжения. В этом году ситуация повторяется, разве что займов пока сделали меньше, чем в прошлом, зато профицит заметно больше, так что по итогам года еще один триллиончик рублей в Резервный фонд сможем отгрузить. А экономика ничего, потерпит, перебьется.

Нехватка денег в экономике в значительной степени объясняет их дороговизну. Есть и отягчающие обстоятельства. В процентной политике Банк России ориентируется преимущественно на темпы инфляции. Задачи поддержания экономического роста и занятости являются побочными. Большинство центробанков стран G7 удерживают сегодня свои базовые ставки на уровне ниже инфляции, Банк России, наоборот, существенно выше (см. график 6).

Высокая стоимость привлечения ресурсов банками у ЦБ и на рынке, а также завышенная маржа определяют крайне высокий уровень процентных ставок по кредитам конечным заемщикам. По состоянию на октябрь 2012 года диапазон ставок по корпоративным кредитам лучшим заемщикам из числа крупнейших составляет 9–14% годовых. Для компаний малого и среднего бизнеса характерный диапазон ставок — 18–22%. В ряде регионов страны некоторые банки предлагают ресурсы компаниям сектора МСБ по цене выше 30% годовых (см. график 7).

Для сравнения: средняя ставка по кредитам МСБ в еврозоне (до 1 млн евро, срок до одного года) в сентябре составляла 3,66% при уровне инфляции 2,6% (см. график 8).

Выход на рынок облигационных заимствований не является рабочей альтернативой дорогим банковским кредитам. Требования к эмитенту и процедура листинга фактически закрывают этот инструмент для малых и многих средних компаний. Стоимость привлечения внешнего финансирования через выпуск бондов также существенно выше инфляции, а уровень реальной (с поправкой на инфляцию) процентной ставки по таким займам гораздо выше, чем в США (см. таблицу 5).

Таблица 5:
Реальная стоимость обслуживания займов для нефинансовых компаний в России существенно выше, чем в США (% годовых)
Уровень риска эмитента Россия США
Базовая ставка Центрального банка 8,25 0–0,25
Государственные облигации* 5,95–7,49 0,13–2,72
1-й эшелон** 7,17–8,79 0,88–3,45
2-й эшелон*** 8,82–10,47 1,77–4,04
3-й эшелон 10,50–16,08 н. д.
Справочно: уровень инфляции 6,6 2

*Для России — ОФЗ ПД, для США — treasury bonds.
**В США — для заемщиков с рейтингом AAA и AA.
***В США — для заемщиков с рейтингом А.

Источник:

По совокупности всех обстоятельств уровень монетизации экономики России сегодня в два раза ниже, чем в еврозоне, втрое ниже, чем в Англии и почти впятеро — чем в Японии (см. график 9).

 

Как расширить денежное предложение? Как насытить хозяйство длинными деньгами?

Длина денег в экономике сильно зависит от того, под инструменты какой длины они выпускаются — сначала центральным банком, а потом мультиплицируются коммерческими банками. Наш финансовый рынок испытывает колоссальный дефицит долговых ценных бумаг с длинным циклом жизни, то есть облигаций, обеспеченных проектами или активами, — муниципальных, инфраструктурных, ипотечных. Если в США на рынке обращается обеспеченных активами облигаций на сумму, эквивалентную по номиналу 66% ВВП, то у нас — лишь на мизерные 0,2% ВВП. Столь же фантастический разрыв по емкости рынков субфедеральных облигаций — соответственно 24 и 0,6% ВВП (см. график 10).

 

В Германии, стране с банкоцентричной финансовой системой, рынок ценных бумаг исторически менее развит, чем в США. Но даже здесь сектор банковских облигаций, обеспеченных ипотекой (hypotheken-pfandbriefe) составляет 149 млрд евро, или 5,7% ВВП.

Расширяя рынки таких облигаций, мы сможем создать фундамент для преодоления дефицита длинных денег в экономике. Ведущими покупателями и маркетмейкерами новых сегментов облигационного рынка должны стать госбанки и институты развития.

Источник: Эксперт