Архів по місяцям: лютого, 2013

By YL
14/02/2013
Коментування вимкнено

Разоблачение планов украинского империализма

На заре украинской независимости националистическая пропаганда не затрагивала вопросов геополитики. Основной упор делался на литературу и историю, поскольку тогда само украинство было недостаточно сильно для таких интеллектуальных экспериментов. Сегодня, когда очередная украинская государственность приближается к своему двадцатилетнему рубежу, история и литература по-прежнему остаются основным полем для идеологических инсинуаций. Тем не менее нельзя не заметить некоторого смещения акцентов пропагандистской работы в область геополитики. Но поскольку Украина не обладает статусом ни сверхдержавы, ни регионального лидера, геополитические теории украинства представляют собой с позиций социологии «идеальный тип» (по Веберу), т.е. фиксированную цель или установку, отражающую идеальное с точки зрения националистического концепта существование украинского государства, к которому нужно стремиться, но которое может так и остаться недостижимой целью. Читати далі »

By YL
03/02/2013
Коментування вимкнено

Станет ли Украина империей?

Не так давно президент Ющенко спрашивал у себя и у общества: “Хто ми? Монголи? Німці?”. На этот вопрос уже не первую сотню лет не могут ответить историки. Но есть другой вопрос, на который необходимо ответить предельно быстро, поскольку от ответа будет зависеть: по каким правилам следует играть внутри этого государства.

Этот вопрос — государство какой модели мы строим. Когда я себе его задал, то совершенно не ожидал вывода, к которому в итоге пришел.

Версия

История выделяет (да и политология не возражает) два типа национально-территориального суверенитета.

Во-первых, “нации-государства” (nation-state). Причем в современной политологии в понятие “нация” не вкладывается доминирующее этническое содержание; это термин, обозначающий обладающую политическим суверенитетом группу населения, которая характеризуется осознанием общей культуры, географической близости, лингвистического сходства и общей исторической традиции. Поэтому “нацию-государство” можно определить как суверенную мультинациональную композицию, объединенную силой исторической традиции.

Во вторых, суверенные мультинациональные композиции, объединенные силой закона или просто силой. Их-то и следует называть “империями”. Такой тезис не противоречит историческому опыту, поскольку всем империям в истории человечества, начиная с Ассирийской VIII—VII вв. до н.э., присущи именно эти две характеристики — многонациональный состав и сила как объединяющее начало многонациональности.

И чем же тогда является строящееся уже 15 лет государство Украина? С моей точки зрения, “империей”.

Доказательство

Проще всего это доказать “от обратного”. Является ли Украина “нацией-государством”? В настоящее время — безусловно, нет. Современная нация, по определению француза Доминика Коля, “есть не что иное, как нация-государство: политическая форма субъектного территориального суверенитета и культурная однородность (территориальная и/или лингвистическая), которые, накладываясь друг на друга, порождают нацию”. Территориальный суверенитет в Украине есть, но есть ли нация? В середине ХХ века австриец Карл Реннер очень образно назвал “нацию” ежедневным плебисцитом людей по вопросу о желании жить вместе. Я полагаю, мало кто сомневается, что в настоящее время в Украине проведение такого плебисцита дало бы отрицательный результат.

Британский политолог Эрнст Геллнер (родившийся во Франции и умерший в Чехии) отмечал, что два человека могут считать себя принадлежащими к одной нации при соблюдении одного из двух условий:

— либо они разделяют культуру, систему идей и знаков, а также ассоциаций, типов поведения и общения;

— либо они осознают себя принадлежащими к этой нации.

Поскольку общество Украины разделено по целому ряду признаков, в том числе территориальному, то следует признать, что ни одно из условий Геллнера в этой стране не распространяется на всех ее жителей. Вывод один: Украина не есть “нация-государство”.

Конечно, можно привести массу примеров “наций-государств”, которые состоят из представителей нескольких национальностей, антагонистичных друг другу (англичане и французы в Канаде, например). Но такие страны обладают исторической традицией сосуществования населения в рамках суверенного государства, которой у молодой Украины нет.

Имперские тенденции Украины

В то же время в современной Украине присутствует черты, которые свидетельствуют об имперском развитии государственной модели. В первую очередь, эта страна полностью соответствует определению “империи”, предложенному выше.

Далее — ментально-исторический момент. Территория Украины с ХVII века развивалась в составе империй — Речи Посполитой, Оттоманской, Австрийской, Российской, позже Советского Союза. И даже определяла развитие некоторых из них. В конце концов, предложение наделить русского царя Петра I титулами “Отец Отечества” и “Император” озвучил этнический украинец Феофан Прокопович в 1721 году. Столетиями украинцы участвовали в развитии Российской Империи, делегируя своих выходцев в состав ее элиты (Кочубеи, Апостолы, Лизогубы), а то и правителей (Разумовские, Безбородко, Хрущев). И говорить о том, что за 15 лет возможна качественная смена ментальных управленческих установок, было бы, по меньшей мере, поспешно.

Далее. Любая империя панически боится федерализма. Наверное, еще из исторического опыта Западно-Римской Империи IV—Vвв. н.э. В 382 году император Феодосий был вынужден присвоить ряду готских племен статус федератов. Причем готы сумели сохранить автономию. Получая землю в Империи при условии военной службы, они жили по своим законам и повиновались своим вождям, и их община фактически представляла собой независимое государство. И спустя 30 лет все было кончено — территория империи была разорвана на ряд практически независимых варварских королевств, а в 410 году готы взяли Рим. Дальнейшая история Империи — это история агонии. Из более поздних примеров, пожалуй, только Советский Союз был создан на федеративных началах. До середины 80-х годов ХХ века право суверенитета союзных республик в практической плоскости не рассматривалось, но с деградацией центральной власти в период Горбачева именно центробежные национальные силы разорвали Советский Союз в Беловежской Пуще. Нынешний Президент России прекрасно это понимает, и строительство Владимиром Путиным новой вертикали власти следует рассматривать как попытку сохранения имперской модели России.

Категорическое, вплоть до открытия уголовных дел, неприятие значительной частью украинской политической элиты самой идеи федерализма является имперской составляющей в государственной схеме Украины. Это неприятие вполне обосновано. Ведь разделение населения страны по целому ряду направлений (территориальному, языковому, культурному, по принципу политических симпатий) своим следствием будет иметь, при любом снижении уровня централизации, вполне вероятный распад страны. Но это, с другой стороны, подтверждает тезис: в настоящий момент население Украины объединено силой центральной власти, значит, эта власть является имперской по характеру.

Об имперском начале в государственной модели Украины свидетельствует и все более частое использование в публицистическом и законодательном обиходе понятия “титульная нация”. В “нациях-государствах” их нет, там все “подданные Ее Величества” (как у англичан). Хотя национальные проблемы здесь не исключены, например, ирландцы в Англии, баски в Испании, корсиканцы во Франции. В империях же понятие “титульной нации”, главного этноса государства, — обязательный элемент государственной модели. Ведь Оттоманская Порта — это империя османов, Российская Империя — русских, Третий рейх — германцев и т.д. Хотя большинство империй в истории были толерантны в национальном отношении и допускали выходцев из “нетитульных наций” (= национальностей) в имперскую элиту. Пример — украинцы или татары в Российской Империи. И слава Богу, что последний пример отсутствия имперской толерантности и попытки сведения “нации политической” к “нации этнической” был пресечен штыками союзников в 1945 году.

Обязательной характеристикой любого государства является идеология. В средневековье (во многих странах — и сейчас) она принимала религиозную форму. С периода Нового Времени идеология упростилась и свелась к либерализму, консерватизму и социализму. Всем государствам присущ и национализм в различных его проявлениях: от творческого протекционизма интересам до деструктивного воинствующего национализма.

Но в “нациях-государствах”, особенно в западных (термин “Запад” я использую не в географическом, а в геополитическом смысле), идеология является естественным продуктом исторического развития. И не является обязательной в общественной жизни.

Для империй характерна трансформация идеологии в “пан-идеологию”, распространение определенных теоретико-социологических построений в качестве негибкой системы догматических положений, притязающих на статус абсолютной истины (Х.Арендт). Причем каждому члену общества государство предлагает уверовать в правоту “пан-идеологии”, часто под угрозой репрессивных санкций. Примеров масса — от злобной расовой теории Третьего рейха до относительно добродушного “Православия. Самодержавия. Народности” Российской Империи.

У меня создается впечатление, что некоторые достижения украинской новейшей истории в настоящее время используют именно как догматические положения, притязающие на статус абсолютной истины: “идеалы Майдана”, “дух Универсала”. Причем эти положения порой приобретают характер “критериев истины”, политической и гражданской (по принципу “если не так — значит, неправильно”). Но ведь это и есть становление “пан-идеологии”, атрибута имперскости.

Империя, чаще всего, ассоциируется с процессом активного расширения границ. В отношении Украины этот процесс сейчас не фиксируется. Но…

В ХХ веке Украина значительно расширила пределы своей, ныне суверенной, территории. Она увеличилась за счет Польши (Западная Украина), Чехословакии (Закарпатье), Румынии (Буковина и Бессарабия), России (Крым). То есть расширение имело место. Как, впрочем, и потери (в частности, Таганрогский округ отошел к России в 1925 году).

Но главное в том, что в модели украинского государства заложен потенциал к расширению. Я имею в виду идею “соборности”. Я нигде не нашел определения этого понятия, разве что в Законе Божьем. Полагаю, что под “соборностью” понимается стремление к объединению территорий, в большинстве населенных этническими украинцами, в единое государство. Но в таком случае, чисто гипотетически, направлениями украинской экспансии может быть Мармарощина и Пряшевшина в Словакии, Холмщина и Сянщина в Польше, Кубань в России и т.д.

Следовательно, в самом принципе “соборности” заключен потенциал к расширению территории. А это тоже признак империи.

Выводы

В современной политике некоторые слова принимают характер фетиша, либо амулета (демократия, рынок), либо проклятия (имперскость). С интеллектуальной точки зрения, это уровень “крохи”, которая решает, “что такое хорошо и что такое плохо”. Я думаю, что бояться слова “империя” не стоит, это точно такая же модель устройства государства, как и прочие. Вопрос в другом: достаточен ли у Украины потенциал, чтобы построить империю? И следует отдавать себе отчет, что нарастание имперских тенденций в государственном строительстве повлечет за собой последствия, “по определению” присущие имперской модели. А именно:

— движение Украины в имперском направлении будет означать усиление централизации государственной власти;

— движение Украины в имперском направлении будет означать усиление авториторизма государственного управления;

— движение Украины в имперском направлении предполагает возможность гражданского кризиса между представителями “титульной нации” (этническими украинцами) и представителями других национальностей

By YL
03/02/2013
Коментування вимкнено

Украинцы — стальные челюсти истории


Украинцы, Мы – Великий Народ!

Мы перемалываем всех, кто попадается на нашем пути.

Да, среди нас нет Наполеонов или Александров Македонских.

Но и не нужно.

Мы берем крепости с черной калитки.

Мы действуем как сладкий яд — нас приятно пить, чтобы потом … долго и мучительно умирать.

Мы легко рождаем Глушко, Королева, Паскевича и Рыбалко.

Это подкупает империи. Они любят масштабных людей.

Но это приманка. Проглотив ее, империя умирает. Рано или поздно.

Речь Посполитая, Австро-Венгрия, Российская империя, СССР.

Везде наш след.

Если вы растущий имперский организм — не трогайте Украину.

Сдохнете.

Неизбежно. Неотвратимо. Поучительно.

Украина — крушитель смысла. Кислота истории. Пожиратель перспективы.

Край Лангольеров. Черноземы Проклятых. Предбанник Хаоса.

Вот наше позиционирование на мировой арене.

Заметим — не самое плохое позиционирование.

Нужно только это понять.

И принять.

Пора понять главное противоречие украинского характера.

У нас всего достаточно: ресурсов, людей, ума.

Единственное, чего нам не хватает — понимания нашей силы.

Реально мы очень жизнестойкий народ.

Мы умеем приспосабливаться.

Занимать ниши.

Умеем завоевывать.

Мы не бьем в лоб. Этому нас научила история.

Мы бьем с флангов. Изнутри.

Когда мы осознаем какие мы мощные, то рано или поздно подойдем к имперской форме мышления.

Сила порождает масштаб мышления.

У нас есть сила, но нет масштаба.

Мир – это масштаб.

Хочешь владеть миром – овладей масштабом.

Иного пути нет.

Когда мы дозреем до масштаба — перед нами откроются огромные перспективы.

Просто нужно избавиться от того, что не дает смотреть на мир широко.

Нужно меньше виктимности

Меньше жлобства

Меньше подлости

Меньше глупости

Меньше зависти

Меньше упрямства.

Больше открытости

Больше взаимопомощи

Больше доверия

Больше настойчивости

Больше упорства

Больше любознательности.

Разве это будут украинцы?

Если нужно стать сильнее и для этого нужно стать другими – нужно становиться другими.

Пора изменяться.

Кто не меняется – тот не имеет перспективы.

http://hvylya.org/analytics/politics/ukraintsyi-stalnyie-chelyusti-istorii.html