Украинский цивилизационный конфликт: европейская страна против азиатского государства.

В последние несколько лет, на фоне пестроты политической жизни Украины, только ленивый ещё не высказался на тему “раскола Украины”. Остальные спекулянты извращались как могли, но кажется уже выдохлись. Поэтому в наступившей тишине пришло время высказаться и ленивым….

В своих спекуляциях языкоусчемленные граждане как правило апелируют к нашумевшей книге Самюэля Хантингтона “Столкновение цивилизаций” , а именно на то место, где он  проводит линию “цивилизационного конфликта”:

Она пролегает вдоль нынешних границ между Россией и Финляндией, между прибалтийскими странами и Россией, рассекает Белоруссию и Украину, сворачивает западнее, отделяя Трансильванию от остальной части Румынии, а затем, проходя по Югославии, почти в точности совпадает с линией, ныне отделяющей Хорватию и Словению от остальной Югославии. На Балканах эта линия, конечно же, совпадает с исторической границей между Габсбургской и Османской империями. Севернее и западнее этой линии проживают протестанты и католики. У них — общий опыт европейской истории: феодализм, Ренессанс, Реформация, Просвещение, Великая французская революция, промышленная революция. Их экономическое положение, как правило, гораздо лучше, чем у людей, живущих восточнее. Сейчас они могут рассчитывать на более тесное сотрудничество в рамках единой европейской экономики и консолидацию демократических политических систем.

Самоочевидно, что для Хантингтона христианство – это прежде всего католики и протестанты. Похоже, что Православное христианство он воспринимает как разновидность ислама. А это как бы совсем не так… В цивилизационном контексте, о котором пишет Хантингтон,  Украина представляет собой практически монолитную цивилизационную территорию  христиан православного обряда, в котором никакого цивилизационного раскола  существовать не может.

Если же и проводить линию “цивилизационного раскола”, то она проходит значительно восточнее: по территории России, которая с религиозной, культурной, языковой и этнической, и других точек зрения переполнена конфликтами. Причем конфликтами как на микроуровне общения сограждан, так и на макроуровне столкновения цивилизаций. Вялотекущая гражданская война в России которая сегодня идет, это как раз и есть тот самый “хантингтоновский конфликт цивилизаций”, который к Украине никакого отношения не имеет.

В то же самое время, факт наличия политического конфликта в Украине налицо. Причем политический аспект – это всего лишь проявление более глубокого системного институционального конфликта, который Украина унаследовала от Росийской империи и СССР.

Для раскрытия сути этого конфликта есть смысл сделать историческую ретроспективу Украины в институциональном аспекте. И эта ретроспектива убедительно демонстрирует характерную особенность Украины – это выборность власти, самоуправлени и народовластие. Народовластие на европейский манер звучит как  демократия.

Ещё во времена Киевской Руси, когда  в Европе и в Золотой Орде, власть передавалась исключительно по наследству, в Украине -Руси власть была выборной.

В Киевской Руси князья не могли владеть землёй.  Они нанимались местными общинами исключительно для военных целей. Между князем и общиной заключался договор, по которому князь получал право собирать с общинных городов и селений дань на прокорм себя и своей военной дружины. Также князю поручалось вершить приговоры общинного суда. По разным причинам община могла изгнать князя и пригласить другого, что случалось многократно в древнеруськой истории Украины.

Преемственность этого народовластия (выборности власти громадой) сохранилась по всей истории Украины. Со времен казацкого государства “Запорожская сечь” до сих пор актуальна поговорка о том, что “там где два украинца – там три гетьмана”.

Чтоб не перегружать эту статью огромным количеством примеров и аспектов это институциональной  проблематики поиска гармонии между  выборностью и наследственностью власти в Украине-Руси, есть смысл просто дать ссылку на историческую повесть Ивана Франко  “Захар Беркут. ОБРАЗ ГРОМАДСЬКОГО ЖИТТЯ КАРПАТСЬКОЇ РУСI В XIII ВIЦI”, где эта тема раскрывается.

Сдесь же ограничимся лишь констатацией того, что выборность власти – это фундаментальный камень именно украинской культуры.  В отличие от Гоголя и многих других украинцев, Иван Франко не смог бы стать русским писателем именно по этой причине. В русской культуре выборность власти всегда существовала лишь в качестве мифов и сказок о мифической “древней Руси”. И никак иначе. Выборность власти в России вспринимается только как “смута” и покушение на государственные устои, согласно которых территории и население – лишь приложение к государству.

В Украине традиционные руськие устои являются полной противоположностью росийских: Украина- это в первую очередь страна, для которой государство – всего лишь атрибут. Причем не всегда обязательный.

Для России же государство – это клей, которым склеиваются разнородные по своей природе территории и граждане принадлежащие к множеству конфликтующих между собой цивилизаций.

Россия родилась и существует исключительно благодаря азиатскому типу государственности, который и формирует структуру общества (громады):

в процессе государствообразования создалось общество, построеное по образцу пирамиды: наверху – единовластный монарх (царь, фараон, хан, т.п.), ниже – круг его ближайших советников (визирей, «министров»), далее – чиновники более низкого ранга. В основании пирамиды – сельскохозяйственые общины. Последние, являлись объектом эксплуатации, отдавая государственому аппарату в виде налогов значительную часть общественого продукта. «Классовая» принадлежность человека в восточном обществе определялась не формальной собственостью на основные средства производства (земля считалась собственостью общины), а реальным положением в обществено-государственой «пирамиде»: был ли он общиником или государственым чиновником, а в последнем случае – его местом в иерархии государственого аппарата. Чиновники наиболее низкого ранга постояно жили в общинах, были связующим звеном между ними, более высокой частью аппарата.
В восточном обществе существовала, частная собственость: у царя, его приближеных были рабы, дворцы, драгоцености; капиталы, материальные цености были у части городского населения – купцов, ремеслеников. Однако в этом обществе частная собственость не играла существеной роли в общественом производстве. Основная доля общественого богатства создавалась трудом свободных общиников или рабов, находящихся в собствености государства, храмов. При этом положение общиников, по сути, мало чем отличалось от положения рабов:, они сами, их семьи, их собственость фактически находились в полной зависимости от царя, его ближайшего окружения. Таким образом, на деле существовала единая государственая собственость: государство в лице царя владело «всем, вся», в том числе жизнью, имуществом всех подданых, вплоть до своих приближеных. Такой характер собствености определял структуру общества (его «пирамидальное» устройство), а последняя препятствовала каким-либо существеным преобразованиям. Восточное общество имеет стагнационый характер, не меняется (или меняется незначительно) на протяжении веков.


Возвращаясь к вывлению сути украинского конфликта, можно констатировать, что Украина, как европейская страна, с тысячелетней историей выборности власти, в результате распада СССР унаследовала
азиатский тип государства, где:

– государство обладает мощным чиновничьим бюрократическим аппаратом, который является фактически собствеником средств производства;
– государственый аппарат строго централизован, во главе его находится абсолютный монарх, олицетворяющий само государство, одновремено являющийся воплощением Бога на земле или верховным жрецом;
– общество структурурированно не по наличию у того или иного субъекта собствености, как в Европе, а по его положению в иерархической государственой системе;
– правовые системы таких государств в большинстве неразвиты и, равно как, государственая власть, имеют «божественую основу», закреплены в религиозно-нравственых догмах, нередко поддерживаются традициями, «культом предков», т.п.;
– подобные государства, как, восточное общество в целом, имеют застойный характер, очень медлено изменяются в ходе исторического развития.

Таким образом резюмируя вышеизложенные тезисы констатируем простую и самоочевидную суть украинского псевдоцивилизационного конфликта: азиатское государство неадекватно европейской стране.
Поэтому мы и наблюдаем картину, в которой “страна Украина” живет своей жизнью, а “государство Украина”, которое пытается ею “вилять”, постоянно буксует и “зависает”.

ну и т.д.

За 20 лет независимости Украина четырежды меняла Прзидента и раз 20 менялось правительство.
Текущая власть, пришедшая на волне популизма в среде инфантильно настроенного электората “homo soveticus”, тоже недолговечна. Популяция “homo soveticus” стремительно сокращается,  вследствие естественных причин старения. Кроме того, уже даже жители Донбаса, стремительно украинизируются и  глумятся над  властью  “донецких, которые умудрились украсть даже вакуум из туалетов”

Никакой тебе сакральности власти и государства в Украине как небыло так и нет.
Ибо это Русь Изначальная.
Что с неё взять?

 

Коментарі закриті.