Референдум об отделении Курил от России

Будущее Южных Курил, принадлежность которых России оспаривает Япония, может быть решено путем референдума, предложил в ходе визита в Токио глава российского МИДа Сергей Лавров. Только полторы недели назад министр утверждал, что российский суверенитет над островами не подлежит сомнению. Оглашенные в Токио инициативы могут быть риторическим приемом, считают эксперты.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров, прибывший в субботу в Токио, выступил с неожиданной инициативой по будущему четырех островов Южно-Курильской гряды, которые Япония считает незаконно отторгнутыми в ходе Второй мировой войны своими «северными территориями». Он не исключил, что разрешение территориального спора, разделяющего две страны уже более 65 лет, может произойти через референдум.

«Постепенно, шаг за шагом, кирпичик за кирпичиком укрепляя доверие, работая над тканью практического сотрудничества, мы будем приближаться к созданию атмосферы, благоприятствующей спокойному, без эмоций, поиску взаимоприемлемого решения, которое, не будем забывать, должно быть одобрено и двумя обществами», – заявил министр в интервью японскому телеканалу NHK.

«В нашем случае в любом варианте это вопрос, который решается через референдум», – сказал Лавров. Из слов министра, однако, следует, что такой референдум может состояться и не при жизни нынешнего поколения.

«Когда каждое новое правительство Японии испытывает искушение заявить «вот, в период нашего правления мы эту проблему решим», это естественно вызывает завышенные и нереалистичные ожидания в обществе. Ну и, конечно, приводит к обратной реакции на нашей стороне границы», – добавил он.

Такую реакцию Лавров продемонстрировал 18 января, когда давал большую пресс-конференцию, посвященную дипломатическим итогам 2011 года. Отвечая на вопрос о судьбе Южно-Курильской гряды, он ответил резко: «Острова вошли в состав нашей страны на абсолютно законных основаниях по итогам Второй мировой войны. Это закреплено в уставе ООН, и наш суверенитет над этими островами сомнению и обсуждению не подлежит». В начале ноября 2010 года российско-японские отношения едва не пережили полноценный кризис, после того как российский президент впервые за 20 лет новейшей истории России посетил Южные Курилы. Поступок Дмитрия Медведева тогдашний премьер Японии Наото Кан объявил «грубостью» и едва не отказался с ним встретиться на полях саммита «большой восьмерки» в Иокогаме. В течение последующего года острова также посетили министр обороны Анатолий Сердюков, пообещавший перевооружить местные гарнизоны, и Сергей Иванов, занимавший пост вице-премьера и курировавший ФЦП по развитию островов.

Одновременно Москва предпринимала шаги по смягчению недовольства японцев. Под новый 2011 год в интервью руководителям трем федеральных телеканалов Медведев предложил Токио подумать над идеей создания единой экономической зоны на островах гряды. «Там все деньги будут зарабатывать. Там будет особая микросреда. Туда будут приезжать люди работать. Будут приезжать подданные Японии – будут и исторические места посещать, будут работать там. Это, мне кажется, правильно», – рассказал Медведев. Но Токио остался к предложению глух. Создание такой зоны тогдашний глава МИДа Такэаки Мацумото назвал «не соответствующим японской позиции», поскольку «северные территории – наша земля».

Москва неоднократно возвращалась к этой теме. Последний раз это сделал Лавров в ходе той же пресс-конференции 18 декабря. Пожелав своим коллегам в Токио отказаться «от односторонних некорректных исторических международно-правовых оценок» и заметив, что поиск решения о пограничном размежевании «не терпит суеты (и) эмоций», Лавров добавил, что «есть все возможности» для совместного развития этого региона силами двух государств «на основе российского законодательства». Тогда министр пообещал обсудить этот вопрос с Гэмбой.

Как уточнила канцелярия японского министра, в ходе четырехчасового рабочего завтрака в субботу стороны исходили из того, что у них различные подходы к вопросу о юрисдикции над островами. Правда позже, в ходе пресс-конференции в тот же день, Гэмба все же заявил, что Токио хочет «содержательных дискуссий» по территориальному вопросу, в то время как Лавров ограничился лишь туманными обещаниями диалога. Российский министр заметил, что Москва будет готова возобновить дискуссии относительно того, как двигаться дальше к мирному договору, как только после президентских выборов будет сформировано новое правительство.

Насколько содержательными оказались переговоры о начале совместных проектов в зоне Южно-Курильской гряды, из слов министров вывод делать трудно. Гэмба, передает Kyodo, заявил, что Япония уже сделала «конкретные предложения» Москве, но пока стороны не смогли договориться о деталях. По его словам, стороны согласились об углублении сотрудничества в области охраны экосистем и природных ресурсов.

Как передает китайское информагентство Xinhua со ссылкой на свои источники, присутствовавшие на завтраке, «Япония предложила, чтобы такое сотрудничество касалось изобилия природных ресурсов» в водах вокруг Южных Курил. Российская сторона высказала понимание такой позиции.

Помимо вопросов развития спорных территорий японская сторона предложила сконцентрироваться и на безопасности Азиатско-Тихоокеанского региона. По словам Гэмбы, стороны согласились в ближайшие время обменяться визитами высокопоставленных делегаций министерств обороны, а весной начать двусторонний диалог по безопасности.

Кроме того, Москва и Токио договорились об упрощении процедуры выдачи предпринимательских виз – теперь для пребывания на территории России в течение 90 дней японским подданным не придется предъявлять приглашения, а сами визы будут выдаваться на срок до трех лет.

По словам независимого эксперта по Азиатско-Тихоокеанскому региону Лорана Синклера, с которым беседовало Xinhua, «в какой-то степени это прогресс: мы видим смягчение дипломатического языка между двумя сторонами». «Это выигрыш для обеих сторон, поэтому умеренный компромисс не стал большим сюрпризом», – считает он. Как писала еще в середине января The Japan Times, Япония и Россия «синергетически разделяют экономические потребности, что делает их естественными партнерами». По данным МАГАТЭ, в 2011 году Япония была первым импортером энергетических ресурсов в мире, тогда как Россия была главным экспортером, находясь на первом месте по поставкам сжиженного природного газа, на втором месте по поставкам нефти-сырца и на третьем месте по поставкам угля. При этом большую часть нефти Япония по-прежнему получает из Саудовской Аравии, а угля и газа – из Австралии.

Читать полностью: http://www.gazeta.ru/politics/2012/01/30_a_3979101.shtml

Коментарі закриті.