Майдан-2004 vs. Болотная площадь-2011: Почему в России не произошло революции

«Уважаемые москвичи и гости столицы! Только для вас промо-акция! Быстро и качественно научим расставлять палатки (б/у, 7лет, но хорошо сохранились), накалывать апельсины, правильно петь речевки, синхронно кричать “Пока мы едины, мы непобедимы”. Также за умеренную плату готовы привезти опытного тренера с президентским опытом, который прочитает лекцию “Как я все про*рал, а вы сделайте выводы”. Оплата газом. Рубли не предлагать».

Майдан-2004 vs. Болотная площадь-2011: Почему в России не произошло революции (обновлено)
10 декабря 2011, 22:42
Андрей Н. Окара (Москва)

 

 

http://www.echo.msk.ru/blog/okara/838113-echo/
Майдан-2004 vs. Болотная площадь-2011: Почему в России не произошло революции (обновлено)

Между российским и украинским политическими процессами существуют сложные, часто неочевидные связи и взаимные влияния, поэтому аналогии митинга на Болотной площади в Москве надо искать не в «арабской весне» этого года, не в грузинской «революции роз» 2003 года, не в киргизской революции 2005 года и не в югославской «бульдозерной» революции 2000 года, а прежде всего — в украинской Оранжевой революции осени-зимы 2004 года.

Понятно, что подобное сравнение Майдана и Болотной площади несколько преждевременное, ибо в России всё только начинается, и, возможно, историки будущего будут сравнивать «стояние на Болотной» с митингами, предшествовавшими Майдану. Однако понятен и восторг москвичей, не видевших ничего подобного, как минимум, 18 последних лет.

Ниже предпринята попытка описать общее и различное — между Оранжевой революцией в Киеве семь лет назад и «стоянием на Болотной площади» в Москве 10 декабря 2011 года.

ОБЩЕЕ:

1. Мистика места. Местом демонстрации протеста в Москве стала Болотная площадь, на которой, кстати, в свое время был казнен Емельян Пугачев и иные бунтовщики. В Киеве — Майдан Незалежности, который до революции назывался Козьим Болотом.

2. «Козлы отпущения». Одним из главных фальсификаторов и одной из главных мишеней информационных войн оба раза объявлялся председатель Центризбиркома — Сергей Кивалов в Украине (получил неофициальное прозвище «Підрах*й» — от глагола «підрахувати» — т.е. «посчитать») и Владимир Чуров в РФ.

3. Символика. Организаторы маркировали протестные движения в неагрессивные тона — оранжевый в Киеве и белый — в Москве. (Правда, оранжевый в Киеве стал тотально доминирующим, а белые ленточки в Москве по мере движения из центра города встречаются всё реже и реже — пока протест не приобрел общенародного характера.)

4. Участники. И в Украине-2004, и в России-2011 вышел прежде всего — средний класс, интеллигенция и буржуазия (прообраз гражданского общества) — фактически, требовать самоуважения со стороны власти возможности для самореализации, а не социально обиженные слои — требовать льгот и социальных пособий. (Ирония истории заключается в том, что почти одновременно с Оранжевой революцией по России в начале 2005 года прокатились митинги против монетизации и отмены льгот, а в Украине сейчас, во время российских послевыборных акций, ширятся антиправительственные выступления «чернобыльцев», «афганцев» и иных социально зависимых от государства людей — против сокращения пенсий.)

5. Опора власти. Политические режимы и Кучмы, и Медведева — Путина опирались прежде всего на «негражданскую» часть общества — на людей с патерналистскими настроениями и ожиданиями, на «телезрителей», а также на люмпенские прослойки.

6. Сверхзадача. И в Украине-2004, и в России-2011 протест против фальсификаций на выборах быстро перерос в требования изменить путь развития страны и характер политического режима — уйти от «кармы» постсоветского авторитаризма, «ресурсной» экономики и т.д.

7. География протестов. И украинские, и российские протесты против фальсификаций прошли не только в столице, но и в большинстве регионов.

8. Общедоступное СМИ. Подобным акциям для успеха необходимо общедоступное СМИ, способное стать информатором, координатором, вдохновителем для участников, «мобилизатором» для колеблющихся и «адвокатом» для оппонентов и противников. Во время киевского Майдана таким стал легендарный украинский 5 телеканал, в нынешней Москве, похоже, становится радио «Эхо Москвы» (в несколько меньшей мере — радио «Коммерсантъ-FM» ). Не являющиеся общедоступными в столице и вообще не доступные в провинции СМИ с такой ролью справиться не способны. Также во время Оранжевой революции существенную роль сыграло SMS-оповещение, теперь же исключительную роль играет интернет. Однако социальные сети способны быть и «коллективным организатором», и «электронной кухней», сливающей весь протестный потенциал (в этом отношении характерно название интернет-акции «Focebook поднимает ж***»).

9. Смеховая культура. В десакрализации и делегитимизации власти, в придании ей ореола неправедности не последнюю роль сыграла и «низовая» смеховая культура, создающая поле «общих смыслов», — например, в Украине семь лет назад это сатирический проект «Веселі яйця», в нынешней России — ироническо-саркастический пародийный проект «Поэт и гражданин».

10. Атмосфера. И на Майдане-2004, и на Болотной площади-2011 всё начиналось как весьма благодушные и миролюбивые собрания, в которых наблюдателей удивляли вежливость, неагрессивность, взаимное доверие и сопричастность участников. (Однако в Москве не наблюдалось того невероятного ощущения всеобщего братства, что было в Киеве семь лет назад и что до сих пор переживается многими участниками тех событий чуть ли не как лучшие мгновения жизни.)

РАЗЛИЧНОЕ:

1. Тип выборов. В Украине-2004 революция случилась после президентских выборов. Проблематика любых президентских выборов (особенно если они в два тура) — черно-белая, «или-или», поэтому фальсификации на них сильнее обижают общество и их мобилизационный протестный потенциал более серьезный. Проблематика парламентских выборов — это не черно-белая дилемма, скорее, это оттенки серого.

2. Альтернатива. В Украине-2004 была внятная, осязаемая альтернатива: Ющенко, Тимошенко и их команды. В сегодняшней России нет фигур, равно приемлемых для всего общества. Российские протестующие не имеют фигур, альтернативных Путину и Медведеву: ни Рыжков, ни Немцов, ни Касьянов, ни Митрохин, ни Лимонов не дотягивают до амплуа «альтернативного лидера нации». Надежда на то, что лидеров даст улица, что лидеры «нарисуются» в ходе борьбы, утопичны. Кроме того, у лидеров украинского Майдана были сформулированы относительно внятные требования к режиму Леонида Кучмы. Требования Болотной площади (отставка Чурова, новые выборы и др.) не слишком внятные, нереалистичные и появились через неделю после подсчета голосов.

3. Тактика. Украинские протестанты имели решимость стоять до конца, а потому разбили посреди Киева несколько палаточных лагерей. Протест на Болотной площади по форме был нерадикальным однократным митингом. Едва ли следующий митинг, назначенный через две недели (!), соберет столько же участников, как и первое «стояние на Болотной». На Майдан сразу подтянулись люди изо всех регионов Украины. На Болотную площадь — только москвичи.

4. Подготовка. К Оранжевой революции готовились заранее, отдавая себе отчет в том, на какие формы фальсификаций выборов готова пойти власть. Спонтанные действия в массовых социальных редко ведут к успеху.

5. Критическая масса. В Украине-2004 очень быстро набралась критическая масса протестующих, тогда как в России-2011 за целую неделю этого, пожалуй, не произошло. Во время Оранжевой революции Кучма и Янукович всерьез боялись Ющенко и Тимошенко. Похоже, Путин и Медведев если и боятся Болотной площади, то несильно.

6. Поддержка мэрии. Оранжевую революцию «молчаливо» поддержала мэрия Киева (и лично мэр Александр Омельченко): дала возможность поставить палатки и использовать коммуникации, а также отвергла идею силовой расправы с митингующими. В Москве-2011 никакого содействия и даже сочувствия со стороны градоначальника ожидать не приходится.

7. Музыка. На Майдане-2004 одним из главных действующих лиц и важнейшим мобилизующим психоделическим фактором стала музыка (доминировали украиноязычные поп-певцы и рок-группы, был также и российский Юрий Шевчук). На Болотной площади-2011 пока были только слова.

8. Политическая культура. Разница двух политических культур проявляется в различном отношении к государству (российский этатизм против украинского анархизма), в различном отношении к верховной власти и «сильной руке» (российская власть всегда имеет ореол «сакральности»), в укорененном в российской традиции отношении к руководителям страны именно как к «царям», а не как к «главным боярам». Также украинские революции последних ста лет — бескровные, тогда как русский бунт, согласно Пушкину, «бессмысленен и беспощаден».

9. «Охранители». Оранжевой революции способствовало отсутствие в Украине мощных провластных молодежных организаций и эффективных идеологов и пропагандистов «охранительной» направленности (каковые в России числятся по ведомству Владислава Суркова). Исключительную роль в Украине в 2004-м сыграли мощные студенческие движения, отсчитывающие свою историю еще со студенческой «Революции на граните» осени 1990 года — ничего подобного в России нет и близко.

10. Преемственность революции. Оранжевая революция стала как бы продолжением акции «Украина без Кучмы» (2000–2001) и массовых демонстраций накануне президентских выборов 2004 года. В Москве политических собраний, сравнимых со «стоянием на Болотной площади», не было со времен событий 1991-го и 1993-го годов, так что эйфория 10 декабря вполне понятна, особенно у молодого поколения.

Украинская революция 2004 года стала важным фактором в создании новой украинской нации и в выработке новой национальной идентичности. Начатая «гражданской» частью общества, она не просто была поддержана «негражданской» частью. Ее уникальность в том, что «негражданская» часть общества на некоторое время почувствовала себя гражданами.

Но, в конечном итоге, Оранжевая революция окончилась предательством ее идеалов — со стороны ее же собственных победителей и выгодоприобретателей. Она позволила контрэлите (Ющенко, Тимошенко) смести антиэлиту (Кучма, Янукович) и самим стать элитой. Однако новые правители страны так и остались феодальным кланом, не заинтересованным в качественных изменениях и реальном развитии страны — это, в свою очередь, привело всё украинское общество в состояние глубочайшей прострации и депрессии, длящейся вот уже несколько лет. Что, в свою очередь, делает маловероятной новую революцию в Украине.

Из теории рефлексивного управления известно, что «несимметричные» акции и стратегии поведения могут быть несимметричными лишь в первый раз — на второй раз они стают «симметричными», лишенными новизны, изначально понятными противникам. Поэтому тот же «Капитал» Маркса эффективно описывал капиталистическую экономику ровно до того времени, пока его не прочитали все капиталисты и на основе прочитанного не изменили стратегии своего поведения.

Разумеется, российская власть сделала выводы из украинского Майдана еще в 2005 году — именно тогда началось «закручивание гаек» и появились «охранительные» молодежные движения — вроде «Наших», «Местных» и «Молодой гвардии». А в Беларуси Александр Лукашенко после третьих президентских выборов в марте 2006 года без труда подавил нарождающуюся «джинсовую» революцию, зная наперед все ходы ее активистов, поскольку она делалась как повторение в Минске киевского Майдана.

Что произойдет в России в ближайшие три месяца — сможет ли «гражданская» часть общества самоорганизоваться и выдвинуть эффективного и харизматичного кандидата в президенты и отстоять его результат в марте следующего года? Сумеет ли российская власть вынести уроки из событий последней недели и удержать власть «мягкими» методами? А также — сумеет ли Путин придумать неожиданную стратегию собственного поведения и пойти на радикальные социально-политические реформы? Получится ли у революционных «беспредельщиков» превратить «плохой порядок» в «хороший хаос» — скоро узнаем.

Единственно, чего вовсе не хотелось бы знать, так это нашего русского бунта — всё-таки бессмысленного, раз уж он не приводит к смене парадигмы исторического развития страны, и беспощадного — раз уж без жертв, как показывает история, увы, не обходится.

Post Scriptum

Вот как оценил возможность трансляции «майданного» опыта и технологий в Москву киевский политолог и памфлетист Юрий Романенко: «Уважаемые москвичи и гости столицы! Только для вас промо-акция! Быстро и качественно научим расставлять палатки (б/у, 7лет, но хорошо сохранились), накалывать апельсины, правильно петь речевки, синхронно кричать “Пока мы едины, мы непобедимы”. Также за умеренную плату готовы привезти опытного тренера с президентским опытом, который прочитает лекцию “Как я все про*рал, а вы сделайте выводы”. Оплата газом. Рубли не предлагать».

Коментарі закриті.